Реклама
Реклама
Реклама

Эффективность амиодарона при фибрилляции предсердий одинакова вне зависимости от состояния функции левого желудочка

Фибрилляция предсердий (ФП) и хроническая сердечная недостаточность (ХСН) – это состояния, которые часто сосуществуют и усугубляют течение друг друга. Несмотря на то, что в проспективных клинических исследованиях у пациентов с ФП была показана равноценность стратегий контроля ритма и контроля частоты сердечных сокращений (ЧСС) как при наличии ХСН, так и без нее, стратегия контроля ритма используется достаточно часто, особенно у пациентов с выраженными клиническими проявлениями. При выборе этой стратегии амиодарон является наиболее эффективным антиаритмическим препаратом, кроме того, он – препарат выбора при сочетании ФП и ХСН. Тем не менее, несмотря на его широкое применение, на данный момент относительно мало изучена его эффективность в подгруппе пациентов с дисфункцией левого желудочка. 


В выпуске журнала J Cardiovasc Electrophysiol. от декабря 2014г. были опубликованы результаты объединенного анализа исследований AFFIRM и AF-CHF, в котором оценивалось сравнительное воздействие амиодарона на кардиоваскулярные конечные точки у пациентов с дисфункцией левого желудочка и без нее. Исследования «Фибрилляция предсердий и застойная сердечная недостаточность» (Atrial Fibrillation and Congestive Heart Failure, AF-CHF) и «Наблюдательное исследование управления ритмом при фибрилляции предсердий» (Atrial Fibrillation Follow-Up Investigation of Rhythm Management, AFFIRM) объединяет сходная методология: оба исследования были открытыми проспективными многоцентровыми исследованиями, в которых сравнивались стратегии контроля ритма или ЧСС у пациентов с ФП. Сходство дизайна и обработки данных сделало возможным объединение материалов этих двух исследований на уровне данных индивидуальных пациентов. 

В объединенный анализ вошли в общей сложности 3 307 пациентов (в возрасте 68,0 ± 0,2 года; 31,1% из которых были женщинами) из двух исследований. Ишемическая болезнь сердца имелась у 1 441 (43,6%) участников, сахарный диабет – у 681 (20,6%) человека, артериальная гипертония – у 2 068 (62,5%) пациентов. Пациентов со значительно сниженной фракцией выброса левого желудочка (<30%) было в общей сложности 842 человека, из них 476 пациентов были распределены в группы контроля ЧСС, а 366 был назначен контроль ритма с помощью амиодарона; их исходные характеристики были хорошо сбалансированы между группами. Напротив, в подгруппе пациентов с фракцией выброса левого желудочка ≥30% (N = 2 483), получавшие амиодарон пациенты (N = 741) по сравнению участниками из групп контроля ЧСС (N = 1724) с большей вероятностью имели мужской пол, более высокий функциональный класс по NYHA, ишемическую болезнь сердца, и более часто получали β-блокаторы, гиполипидемические препараты и ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента или блокаторы ангиотензиновых рецепторов. 


В исследовании AFFIRM контроль ритма осуществлялся широким спектром препаратов по выбору лечащего врача; амиодарон в поддерживающей дозе 200-300мг в сутки в качестве первой линии лечения получили 30,1% участников. В исследовании AF-CHF амиодарон использовался в качестве первой линии лечения у всех участников, которые были рандомизированы в группу контроля ритма, поддерживающая доза составляла 200 мг в сутки. Наблюдение осуществлялось с интервалом раз в 4 месяца. 

У получавших амиодарон пациентов (N = 1 107) через 1 год и 5 лет рецидивы ФП отсутствовали у соответственно 84% и 45%, вне зависимости от состояния функции левого желудочка (P = 0,8754). Аналогичным образом, корректированная доля времени, которую занимала ФП (15,0 ± 1,8%) не различалась в зависимости от функции левого желудочка (P = 0,6094). В течение более 40,0 ± 0,3 месяцев наблюдения 1 963 пациентам (59,4%) потребовалась, по меньшей мере, одна госпитализация, при этому у 1 401 пациентов (42,6%) это были госпитализации в связи с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Корректированная частота любых госпитализаций и госпитализаций по поводу сердечно-сосудистых заболеваний на фоне амиодарона по сравнению с группой контроля ЧСС была аналогичной у всех пациентов, в том числе и в подгруппах с тяжелой дисфункцией левого желудочка или без нее. За период наблюдения умерли в общей сложности 729 пациентов (22,0%) , из них у 498 (15,1%) человек смерть наступила в результате сердечно-сосудистых причин. Корректированные показатели общей смертности и смертности от сердечно-сосудистых заболеваний на фоне амиодарона по сравнению с группой контроля ЧСС не различались как в целом, так и в подгруппах со значительно сниженной или нормальной функцией левого желудочка.

Авторы делают вывод, что эффективность амиодарона в отношении поддержания синусового ритма и уменьшения бремени фибрилляции предсердий равноценна независимо от наличия или отсутствия тяжелой систолической дисфункции левого желудочка. Контроль ритма с помощью амиодарона по сравнению с контролем ЧСС ассоциировался с сопоставимой частотой госпитализаций и смертностью как у пациентов со сниженной, так и с нормальной функцией левого желудочка.

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ СТАТЕЙ
ИЗМЕНЕНО: 19.02.2015 ПРОСМОТРЕЛИ: 692
Реклама
Реклама
Реклама