Реклама
Реклама
Реклама

Новый экспериментальный метод борьбы с фибрилляцией предсердий после АКШ

С определенной точки зрения, традиционные антиаритмики являются ядами. Однако создается впечатление, что в аритмологии может найтись место и для реального яда, который уже нашел широкое применение в некоторых других клинических специальностях. В маленьком рандомизированном пилотном исследовании была показана возможность снижение частоты фибрилляции предсердий (ФП) после проведения аорто-коронарного шунтирования (АКШ) после интраоперационного введения ботулинического токсина в эпикардиальную жировую ткань. Ранее уже были опубликованы впечатляющие результаты инъекций токсина в течение первого месяца после операции, так что на ранних сроках успех уже был ожидаемым, но при дальнейшем наблюдении в течение 1 года оказалось, что подавление фибрилляции предсердий оказалось стойким и сохранялось, когда никаких эффектов введенного токсина уже не должно было быть. Эти результаты были представлены на проходившей 13-15 мая 2015г. в Бостоне (США) ежегодной научной конференции Общества изучения сердечного ритма (Heart Rhythm Society). 


В двух участвовавших в исследовании центрах были рандомизированы 60 пациентов, которые были распределены на группы, которым интраоперационно во время АКШ выполнялись инъекции в эпикардиальную жировую ткань или ботулинического токсина типа А (Ксеомин, производитель Merz) в дозе 50 ЕД/мл, или плацебо в виде 1 мл 0,9% (физиологического) раствора на жировую подушку. Все они исходно имели пароксизмальную фибрилляцию предсердий, что создавало для них высокий риск этого нарушения ритма в периоперационном периоде. Две сформированные группы по 30 человек в каждой не различались достоверно с точки зрения числа наложенных шунтов, процентов операций, выполненных на работающим сердце, времени пережатия аорты, длительности интубации или сроков пребывания в отделении интенсивной терапии.

В течение первых 30 дней частота послеоперационной ФП составляла 7% в экспериментальной группе и 30% у контрольных пациентов (P=0,024). При дальнейшем наблюдении до 12 месяцев в группе ботулинического токсина случаев фибрилляции предсердий не было, а в контрольной группе у 27% были рецидивы ФП (P=0,002). У всех пациентов использовались имплантируемые петлевые регистраторы (ИПР), данные которых оценивались через 3, 6, 9 и 12 месяцев. Бремя ФП по данным ИПР в двух группах в течение 12 месяцев наблюдения в среднем составляло соответственно 0,07% и 1,5% (P <0,001). 


Эпикардиальный жир секретирует провоспалительные цитокины, а также несет в себе ганглионарные сплетения, которые участвуют в вагусной иннервации и иногда являются одной из мишеней воздействия при хирургической аблации ФП. Инъекции ботулинического токсина в область этих сплетений в данном исследовании привело к неожиданно выраженному воздействию на аритмию. У большинства пациентов бремя ФП по данным ИПР оказалось меньше 0,5% в месяц, что считалось бы прекрасным результатом, если бы им вместо инъекций была выполнена катетерная аблация.

Авторы ожидали, что после успешного подавления аритмии в первые 30 дней этот действие инъекций исчезнет в сроки приблизительно от 3 до 6 месяцев. Тем не менее, по данным ИПР, в группе активного лечения по сравнению с группой плацебо регистрировалось достоверно меньше ФП через 3, 9 и 12 месяцев, а через 6 месяцев имелась не достигшая достоверности тенденция к аналогичному результату (P=0,06). В целом, в группе активного лечения частота обнаружения ФП была стабильно очень низкой, и к 1 году не произошло явного ослабления эффекта.

При анализе вариабельности сердечного ритма (ВСР) ситуация оказалась несколько иной. Через 1 месяц в обеих группах (ботулинического токсина и плацебо) были продемонстрированы значительные изменения ВСР, которая, как обычно, оценивалась по высоко- и низкочастотным доменам и по стандартному отклонению NN-интервалов (SDNN). Эти изменения предполагали снижение и парасимпатической, и симпатической активности. Однако, эффект в отношении ВСР нивелировался уже после 1 месяца в группе плацебо и между 3 и 6 месяцами в группе активного лечения, так что к 6 месяцам ВСР вернулась к исходным значениям в обеих группах. Иными словами, оказалось, что благоприятное воздействие на ФП длилось дольше, чем можно было бы ожидать как исходя из расчетной длительности фармакологического эффекта ботулинического токсина, так и его наблюдавшегося воздействия на вегетативную нервную систему, хотя причины этого остаются неясными. 

Если полученные результаты удастся воспроизвести в дальнейших исследованиях, это будет иметь существенное практическое значение, поскольку речь идет о простом вмешательстве, удлинявшем операцию лишь на 11 минут. При этом его эффективность, согласно доступной на данный момент информации, существенно выше, чем у других испытывавшихся в контексте профилактики послеоперационной ФП препаратов (колхицин, бета-блокаторы, традиционные антиаритмики). 

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ СТАТЕЙ
ИЗМЕНЕНО: 02.06.2015 ПРОСМОТРЕЛИ: 711
Реклама
Реклама
Реклама