Реклама
Реклама
Реклама

Знание об индивидуальном генетическом риске ИБС и мотивация пациентов

Если пациентам с промежуточным риском предоставляется информация об их индивидуальном генетическом риске развития ишемической болезни сердца (ИБС) в течение ближайших 10 лет, это повышает их мотивацию к достижению целевых уровней. Эта информация была получена в исследовании  MI-GENES, которое было представлено на проходившей 7-11 ноября 2015г. в г.Орландо ежегодной научной сессии Американской кардиологической ассоциации (AHA). Было показано, что те участники, которые получили информацию о своем индивидуальном риске на основании анализа 28 аллелей, а также имевшихся у них традиционных факторов риска, через 6 месяцев имели достоверно более низкие уровни холестерина липопротеинов низкой плотности (ХС ЛНП), чем у тех, с кем обсуждались только традиционные факторы риска (P=0,04).


В общей сложности в исследование вошли 203 пациента (51% женщин, средний возраст 59,4 года), которые были случайным образом распределены в группы, которым информация о 10-летней вероятности развития ИБС предоставлялась или на основании исключительно традиционных факторов риска (n=100; исходный уровень ХС ЛНП, 118,8 мг/дл), или также на основе генетической оценки риска (n=103; ХС ЛНП, исходный 119.8 мг/дл).

Участники второй группы были дополнительно распределены на подгруппы с высокими или средним и низким генетическим риском, и информация о принадлежности к одной из этих групп предоставлялась пациентам консультантом-генетиком. Все участники также консультировались с врачом для определения дальнейшей тактики, причем эта беседа была основана на принципе «совместного принятия решения»

Примерно у 24%-30% участников был отягощенный по ИБС семейный анамнез, однако этот факт имел достаточно слабую взаимосвязь с индивидуальным риском пациента. Средняя вероятность нежелательных кардиологических явлений в группе в целом за означенный период составила 8,5, а средняя оценка генетического риска равнялась 1,1. 


Через 6 месяцев после консультации в той группе, которая знала свою оценку генетического риска, средний уровень ХС ЛНП (первичная конечная точка) составил 96,5 мг/дл, а в контрольной группе – 105,9 мг/дл. Кроме того, общая лонгитюдная тенденция к снижению уровня ХС ЛНП в первой группе была достоверно более выражена, чем во второй (P=0,04). Следует также отметить, что принимающих статины пациентов было достоверно больше в группе, которая знала о своих генетических особенностях (39% против 22%, соответственно,  P<0,01).

В подгруппе с высоким генетическим риском уровни ХС ЛНП были достоверно ниже (92,3 мг/дл), чем в группе, которую консультировали только по традиционным факторам риска (P =0,02), и это различие было достоверным в течение всего периода исследования (P=0,007). Тем не менее, между пациентами с более низким генетическим риском (средний уровень ЛНП через 6 месяцев 100,9 мг/дл) и группой традиционного консультирования достоверных различий не было. 

Раскрытие информации о генетическом риске не оказало влияния на вторичные конечные точки, к которым относились физическая активность, содержание жиров в рационе и уровни тревожности. 


Как отмечают авторы исследования, наиболее вероятно, что наблюдавшаяся разница в уровне ХС ЛНП была обусловлена большей частотой начала приема статинов в той группе, которая знала генетическую информацию. Они считают, что это важный шаг на пути к максимально индивидуализированной оценке риска, и что использованная генетическая информация уже сейчас может вноситься в электронную медицинскую карту пациента и учитываться при принятии решения о лечении. 

Следует оговориться, что определение профиля генетического риска пока не является общедоступной методикой, однако эти анализы претерпевают сейчас бурное развитие, и, видимо, в достаточно скором будущем будут доступны для рутинного клинического применения. 

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ СТАТЕЙ
ИЗМЕНЕНО: 17.02.2016 ПРОСМОТРЕЛИ: 527
Реклама
Реклама
Реклама