Реклама
Реклама
Реклама

РЧА vs криоаблация при пароксизмальной фибрилляции предсердий

Как показало исследование с поэтическим названием «ПЛАМЯ и ЛЕД» (FIRE and ICE), которое было представлено на проходившей 2-4 апреля 2016г. в Чикаго ежегодной научной сессии Американской коллегии кардиологов (АСС), криоаблация и радиочастотная аблация (РЧА) оказались в равной степени эффективны при пароксизмальной фибрилляции предсердий (ФП). По мнению экспертов, это очень важная информация с практической точки зрения, при этом она одинаково значима и для врачей, и для пациентов; ожидается, что эти сведения увеличат доступность катетерной аблации для большего числа пациентов. Одновременно с презентацией на конгрессе эта работа была опубликована онлайн в журнале New England Journal of Medicine. 


По современной статистике из ежегодно аблация проводится лишь 4% пациентов с клинически манифестной пароксизмальной ФП и резистентностью к лекарственной терапии, которые составляют около 30% от всех пациентов с ФП. Главным образом, это обусловлено технической сложностью профедения РЧА. Напротив, криоаблация представляет собой существенно более простую в применении методику. Несмотря на то, что обсуждаемое исследование было проведено на не очень большой выборке пациентов, ожидается, что полученные результаты могут изменить существующие клинические рекомендации. В частности, возможно, ее учтут эксперты, работающие в настоящее время над третьим обновлении консенсусного заявления Общества по изучению сердечного ритма (HRS).

Спонсором исследования выступила компания Medtronic. В общей сложности в него были рандомизированы 762 пациента с пароксизмальной ФП из восьми европейских стран, которые были распределены на группы изоляции легочных вен с помощью криобаллона (катетер Arctic Front) со стимуляцией диафрагмального нерва или радиочастотной аблации (катетер ThermoCool) с 3D электроанатомическим картированием.

Примерно 40% пациентов были женщинами, что значительно больше, чем обычная для исследований РЧА примерно 20% доля, так что можно считать, что результаты работы можно экстраполировать на пациентов обоих полов.


Первичной конечной точкой было время до первого рецидива ФП длительностью >30 сек, возникновения трепетания предсердий или предсердной тахикардии, применения антиаритмических препаратов или проведения повторной аблации. После вмешательства рецидивы предсердной аритмии наступили у 80 пациентов после криоаблации и 87 человек после РЧА, то есть, события первичной конечной точки были зарегистрированы у 34,6% и у 35,9% участников групп криоаблации и РЧА, соответственно. Эти результаты соответствовали заданным критериям не меньшей эффективности (отношение рисков [ОР] 0,96; P<0,001), однако критериев превосходства не удалось достичь ни в одной из групп (P=0,74).

Процедура криоблации была примерно на 20 минут короче, чем РЧА, и сопровождалась также более короткой продолжительностью нахождения инструмента в левом предсердии, однако при этой процедуре время флюороскопии оказалось на 5 минут длиннее по сравнению с РЧА(21,7 мин и 16,6 мин, соответственно; P<0,001).

Авторы работы отметили, что, хотя они подтвердили распространенное мнение многих аритмологов о равной эффективности двух методик аблации, они были удивлены, что криоаблация не оказалась существенно короче. На самом деле, длительность процедуры была довольно непродолжительной в обеих группах, поскольку в исследовании были задействованы опытные операторы, однако по-видимому, на практике в ближайшем будущем длительность криоаблации будет, по меньшей мере, на 30 минут короче, поскольку теперь обычно рекомендуется ограничиваться одной аппликацией в зоне легочных вен, в то время как в этом исследовании наносились две дополнительные аппликации.

В обеих группах исследования не было различий по первичной конечной точке между использовавшимися двумя поколениями катетеров. Более новые радиочастотные катетеры с контактным усилием, которые, по имеющимся данным, позволяют достичь более оптимальной долгосрочной изоляции легочных вен, использовались лишь у 100 пациентов, однако, значимых отличий по эффективности и безопасности в этой группе не было. Это соответствует имеющимся рекомендациям, которые пока не говорят о том, что какие-то типы катететеров однозначно превосходят другие.

рекомендуемая литература

Первичной конечной точкой безопасности в исследовании было время до первого наступления смерти от любой причины, инсульта или транзиторной ишемической атаки любого генеза или связанных с лечением серьезных нежелательных явлений. Достоверных различий между группами по этой конечной точке не было (ОР 0,78; P=0,24). В ходе исследования умерли два пациента, оба в группе криоаблации, однако ни одна из этих смертей не была связана с лечением и не наступила в результате патологии сердца. Осложнения со стороны места пункции более часто встречались после РЧА, а повреждение диафрагмального нерва было более распространено в группе криоаблации (его частота составляла 2,7%).

Авторы исследования заявили, что, по их мнению, полученные результаты будут способоствовать тому, что интервенционные аритмологические вмешательства перестанут быть уделом узкоспециализированных клиник и станут доступны врачам с менее высоким уровнем подготовки. Если аблацию ФП можно будет проводить легко и с достаточным уровнем безопасности, то, вероятно, лечение будет получать большее количество пациентов и, возможно, на более ранней стаии заболевания. Возможно, когда-то с ФП будут поступать так же, как сейчас рекомендуется делать при синдроме WPW — выполнять вмешательство после первого же пароксизма. Комментаторы не были столь же оптимистичны, указывая на то, что ни одна из методик не позволила достичь 100% долгосрочной изоляции легочных вен, и что при превышающей 30% частоте клинических событий после операции пока рано говорить о вмешательстве после первого же пароксизма. 

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ СТАТЕЙ
ИЗМЕНЕНО: 19.05.2016 ПРОСМОТРЕЛИ: 1399
Реклама
Реклама
Реклама