Реклама
Реклама
Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 201 След.
Эпистемические расхождения и онтологические путаницы: психология вакцинного скептицизма, https://www.tandfonline.com/doi/full/10.1080/21645515.2018.1480244
References
1. Thomson A, Robinson K, Vallee-Tourangeau G. The 5As: A practical taxonomy for the determinants of vaccine uptake. Vaccine. 2016;34:1018-24. doi:10.1016/j.vaccine.2015.11.065. PMID:26672676.
2. Larson HJ, de Figueiredo A, Xiahong Z, Schulz WS, Verger P, Johnston IG, Cook AR, Jones NS. The State of Vaccine Confidence 2016: Global Insights Through a 67-Country Survey. EBio-Medicine. 2016;12:295-301. doi:10.1016/j.ebiom.2016.08.042. PMID:27658738.
3. Lee CHJ, Duck IM, Sibley CG. Personality and demographic correlates of New Zealanders’ confidence in the safety of childhood vaccinations. Vaccine. 2017;35:6089–95. doi:10.1016/j.vaccine.2017.09.061. PMID:28965999.
4. Peretti-Watel P, Larson HJ, Ward JK, Schulz WS, Verger P. Vaccine hesitancy: clarifying a theoretical framework for an ambiguous notion. PLoS Curr [Internet]. 2015;7:1–11. Available from: https://doi.org/10.1371/currents.outbreaks.6844c80ff9f5b273f34c91f71b7fc289.
5. Bedford H, Attwell K, Danchin M, Marshall H, Corben P, Leask J. Vaccine hesitancy, refusal and access barriers: The need for clarity in terminology. Vaccine [Internet]. 2017. Available from: https://doi.
org/10.1016/j.vaccine.2017.08.004. doi:10.1016/j.vaccine.2017.08.004. [E-pub ahead of print].
6. Gust D, Brown C, Sheedy K, Hibbs B, Weaver D, Nowak G. Immunization attitudes and beliefs among parents: beyond a dichotomous perspective. Am J Health Behav. 2005;29:81–92. doi:10.5993/
AJHB.29.1.7. PMID:15604052.
7. Frawley JE, McIntyre E, Wardle J, Jackson D. Is there an association between the use of complementary medicine and vaccine uptake: results of a pilot study. BMC Res Notes. 2018;11:217. doi:10.1186/s13104-018-3323-8. PMID:29609640.
8. Attwell K, Ward PR, Meyer SB, Rokkas PJ, Leask J. “Do-it-yourself”: Vaccine rejection and complementary and alternative medicine (CAM). Soc Sci Med. 2018;196:106–14. doi:10.1016/j.socscimed.2017.11.022. PMID:29175699.
9. Bryden GM, Browne M, Rockloff M, Unsworth C. Anti-vaccination and pro-CAM attitudes both reflect magical beliefs about health. Vaccine. 2018;36:1227–34. doi:10.1016/j.vaccine.2017.12.068. PMID:29395527.
10. Lindeman M, Keskivaara P, Roschier M. Assessment of Magical Beliefs about Food and Health. J Health Psychol. 2000;5:195–209. doi:10.1177/135910530000500210. PMID:22049010.
11. Hornsey MJ, Harris EA, Fielding KS. The psychological roots of antivaccination attitudes: A 24-nation investigation. Health Psychol. 2018;37:307–15. doi:10.1037/hea0000586. PMID:29389158.
12. Browne M, Thomson P, Rockloff MJ, Pennycook G. Going against the Herd: Psychological and Cultural Factors Underlying the “Vaccination Confidence Gap.”. PLoS One. 2015;10:e0132562. doi:10.1371/journal.pone.0132562. PMID:26325522.
13. Swami V, Chamorro-Premuzic T, Furnham A. Unanswered questions: A preliminary investigation of personality and individual difference predictors of 9/11 conspiracist beliefs. Appl Cogn Psychol.2010;24:749–61. doi:10.1002/acp.1583.
14. Kata A. A postmodern Pandora’s box: anti-vaccination misinformation on the Internet. Vaccine. 2010;28:1709–16. doi:10.1016/j.vaccine.2009.12.022. PMID:20045099.
15. Lewandowsky S, Gignac GE, Oberauer K. The role of conspiracist ideation and worldviews in predicting rejection of science. PLoS One.2013;8:e75637. doi:10.1371/journal.pone.0075637. PMID:24098391.
16. Hornsey MJ, Fielding KS. Attitude roots and Jiu Jitsu persuasion: Understanding and overcoming the motivated rejection of jscience. Am Psychol. 2017;72:459–73. doi:10.1037/a0040437.
PMID:28726454.
17] Australian Institute of Health and Welfare. Immunisation rates for children in 2016–17 [Internet]. MyHealthyCommunities2018 [cited 2018 Apr 20] Available from: https://www.myhealthycommunities.
gov.au/our-reports/immunisation-rates-for-children/march-2018/web-update/overview.
18. Dube E, Gagnon D, MacDonald NE, SAGE Working Group on Vaccine Hesitancy. Strategies intended to address vaccine hesitancy: Review of published reviews. Vaccine. 2015;33:4191–203.
19. Nyhan B, Reifler J, Richey S, Freed GL. Effective messages in vaccine promotion: a randomized trial. Pediatrics. 2014;133:e835–42. doi:10.1542/peds.2013-2365. PMID:24590751.
20. Pinker S. Enlightenment Now: The Case for Reason, Science, Humanism, and Progress. London, UK: Penguin Random house; 2018.
Эпистемические расхождения и онтологические путаницы: психология вакцинного скептицизма, https://www.tandfonline.com/doi/full/10.1080/21645515.2018.1480244
В долгосрочном плане вакцинология и иммунотерапия должны объединяться с другими соответствующими научными дисциплинами в целях повышения доверия общественности к научно обоснованной медицине и поощрения научно обоснованной общественной культуры. Вакцинный скептицизм может процветать только в культурном контексте, который не понимает или не ценит научный подход к знаниям. Эта стратегия повлекла бы за собой меньшую терпимость со стороны академических и медицинских учреждений к кажущимся безвредными причудам здоровья и связанной с КAM псевдонауке, которые - мы считаем - работают как ворота для более опасных идей. С этой точки зрения, расширение информирования о вакцинации для борьбы со скептицизмом взрослых может быть примером "скорой помощи, дежурящей внизу скалы". Гораздо большей отдачи можно добиться, прививая людям (особенно молодежи) защиту против таких пагубных верований, делая упор на развитие научной грамотности в системах образования, особенно в том, что касается ее применения в повседневной жизни.

На протяжении большей части 19-го и 20-го веков "просвещенное" общественное мнение характеризовалось доверием к научному мировоззрению и восхищением технологическими и медицинскими преимуществами, которые оно приносило. Тем не менее, начало 21-го века, по-видимому, характеризуется большей подозрительностью к общественным и властным институтам и большей готовностью бросать вызов идеалам просвещения (20). Цель этого движения иногда включает науку и наукоемкую медицину, по крайней мере, когда выводы не согласуются с имеющимися культурными ценностями. Эта постмодернистская тенденция была усилена социальными сетями, в которых беспрецедентная свобода коммуникации способствовала распространению идей в зависимости от их интуитивной привлекательности. Советы, полученные от врача или при информационных мероприятиях общественного здравоохранения представляют собой отдельные голоса в большой массе других, иногда интуитивно убедительных, историй. Одной, но, конечно, не единственной, жертвой этих процессов стало снижение общественного доверия к вакцинации. Это должно стать призывом к действию для всех, кто ценит рациональное и научно обоснованное общество; укреплять научную грамотность в школах, расширять участие ученых в жизни общества и укреплять доверие к научным учреждениям. Призыв к широкомасштабным социальным инициативам по развитию науки может показаться чрезмерно оптимистичным, особенно в нынешних политических условиях. Тем не менее, мы считаем, что только путем создания культурных основ, которые ценят и доверяют разуму и науке, общественность может быть "привита" против очень заразных и токсичных идей, таких как вакцинальный скептицизм.



Disclosure of potential conflicts of interest: No potential conflicts of interest were disclosed.
Эпистемические расхождения и онтологические путаницы: психология вакцинного скептицизма, https://www.tandfonline.com/doi/full/10.1080/21645515.2018.1480244
Второй момент, который мы хотели бы отметить, заключается в том, что скептицизм в отношении вакцин обусловлен более широкими психологическими факторами, связанными с конкретным набором культурных ценностей. Таким образом, конкретные аргументы скептиков, приверженных этому мировоззрению, отражают не первопричину, а результат процессов логического обоснования, мотивированного рассуждения и избирательного внимания (11). Это как определенные политические взгляды (например, на аборты, контроль над огнестрельным оружием) отражают более широкий набор ценностей и приверженность определенной культурной группе, вакцинальный скептицизм, как правило, отражает основные представления о личных действиях и духовном, природном, жизнеутверждающем подходе к здоровью. Для этих людей доказательная про-вакцинальная информация воспринимается как высокомерная, близорукая, движимая корыстными интересами и по своей сути унижающая их собственный жизненный опыт и мудрость ( 8) .

Делая эти наблюдения, мы подчеркиваем, что мы не подразумеваем, что вакцинальные скептики являются недифференцированной группой. Как уже упоминалось, безусловно, существует поведенческий континуум и существует гораздо больше "колеблющихся", чем полных скептиков. Обычная доказательная информация или авторитетный совет может быть эффективен для тех, кто имеет только легкие опасения по поводу вакцинации, или тех, кто с теплой относится к альтернативным мировозрением здоровья. Однако, онлайн и оффлайн дискурс неизбежно управляется имеено людьми с наиболее устойчивым скепсисом. Мы также не хотим подразумевать, что ситуация все еще находится в кризисной точке. В таких странах, как Австралия, охват вакцинацией составляет около 90-93% и, как представляется, медленно улучшается. Тем не менее, весьма показательно, что некоторые из самых низких показателей охвата наблюдаются в населенных пунктах с очень высоким достатком, таких как внутренние районы Сиднея (70,5%) и вокруг Байрон-Бей (73,2%) (17). Эта тенденция связана не с отсутствием доступа к информации или ресурсам, а скорее с возросшей (но иногда, к сожалению, ошибочной) информированностью лиц с высоким достатком к увеличению действий по укреплению своего здоровья и получению знаний насчет этого.

Сторонники вакцинации должны иметь в виду, что заинтересованные родители, как правило, подвергаются воздействию широкого спектра убедительных сообщений из анти-прививочных источников, которые могут включать знаменитостей и политиков. Они также должны признать, что их аудитория не обязательно доверяет научным выводам и может иметь другой набор основных идеологий и ценностей. К сожалению, имеется мало информации об эффективных стратегиях борьбы с неуверенностью в вакцинации (18), а также некоторые свидетельства неэффективности простого предоставления информации (предоставление сообщений) (19). Однако понимание коренных причин анти-прививочных позиций открывает новые возможности для изучения. Например, беседа с человеком ("обмен сообщениями") может способствовать персонализации и объяснению альтруистических мотивов врачей и медицинских работников, бросая вызов теориям заговора, что они причастны к глобальной мистификации. Можно было бы предпринять шаги для избегания оспаривания глубинных убеждений человека, используя идеи из социального маркетинга. Например, если источником вашего сообщения явится аналогичная заинтересованная мама (например, имеющая схожие "естественные" ценности), описывающая ситуацию, по которой она получила неверную информацию из интернета, это оспорит как альтернативное знание, так и даст сообщение о том, что вакцинация не обязательно противоречит основным убеждениям человека или социальной группы. Их можно рассматривать как тактические средства "борьбы огня с огнем", используя аналогичные интуитивно привлекательные риторические методы.
Эпистемические расхождения и онтологические путаницы: психология вакцинного скептицизма, https://www.tandfonline.com/doi/full/10.1080/21645515.2018.1480244
Вакцинный скептицизм также связан с наличием духовной эпистемологии ("я чувствую, что большинство знаний исходит из духовного опыта" ;)  и открытостью к опыту - личностной чертой, связанной с нонконформизмом и предпочтением разнообразных и комплексных идей (3,12). Более открытые люди также более склонны поддержать теории заговора (13), что обсуждается ниже. Связь с нонконформизмом согласуется с сродством вакцинального скептицизма и ‘сопротивления’, который является желанием выделяться как самостоятельный мыслитель, отвергая общепринятые взгляды (11). Эти количественные данные полностью согласуются с недавно полученными качественными данными. Интервью с отказниками от вакцинации ( 8) показали, что вера в духовный или мистический подход к здоровью является важной темой, ведущей к отказу от позитивизма в пользу принятия сверхъестественного жизненного опыта. Они также обнаружили, что отказники высоко ценят независимость и свободу воли в отношении собственного здоровья. Программы вакцинации, спонсируемые правительством, воспринимаются как жесткие, контролирующие и обезличенные, угрожающие способности делать лучший выбор в отношении здоровья на основе личной мудрости и интуиции. Аналогичные мотивы были обнаружены в предыдущем обзоре анти-вакцинальных веб-сайтов (14). Призывы к соблюдению графиков вакцинации воспринимаются как ослабление свободы воли индивидуума. Кроме того, они в своей основе опираются на иную эпистемологическую основу, чем мировоззрение, в котором абстрактная совокупность данных превалирует над непосредственным личным опытом и интуицией индивидов.

На практике, попытки повлиять на отдельных людей, чтобы те вакцинировались, чаще всего опираются на обращение к экспертам и авторитетным источникам (т. е. медицинским работникам, научному консенсусу, государственным органам). Однако, еще одна психологическая черта тесно связана с вакцинальным скептицизмом - это конспиративное мышление (r=0.33) (11). Скрытые, злонамеренные мотивы "Большой Фармы", правительства и ученых занимают видное место в анти-вакцинальной дезинформации в интернете (14).  Конспиративное мышление  также дает обоснования по обесцениванию эмпирических данных как "части мистификаций"’; эффект наблюдается не только в отношении вакцинации, но и в отношении изменения климата и генетически модифицированных продуктов питания (15).  В результате поощряется эпистемический подход, при котором не учитывается доказательная база, предпочтение отдается личному жизненному опыту, рассказам о каких то личных случаях, общаясь в доверенных группах единомышленников. Для человека, склонного к конспиративному мышлению, сообщества подобных себе людей и единомышленников будут восприниматься как более надежный источник информации, чем правительство, эксперты или средства массовой информации.

Из вышесказанного следует выделить два ключевых момента. Во-первых, скептицизм в отношении вакцинации - это не изолированный вопрос, а скорее конкретный пример научного неприятия, который имеет много общих черт с отрицанием климатических изменений, антиэволюционным креационизмом и поддержку разнообразных "антипросветительских" убеждений, включая гомеопатию и паранормальные явления (12,15,16). Отказ от вакцинации в настоящее время находится в позиции незначительного меньшинства, но некоторые другие антинаучные убеждения (например, скептицизм в отношении изменения климата, разное сверхъестественное) гораздо более распространены, в некоторых случаях представляя мнение большинства. Кроме того, распространение даже, казалось бы, безобидных представлений о здоровье (например, о том, что "положительные энергетические потоки предотвращают болезни") является проблемой, поскольку вовлекает людей в альтернативное эпистемологическое мировоззрение, делая их уязвимыми для более пагубных идей, включая анти-прививочные заявления. Соответственно, предотвращение роста вакциннального скептицизма следует рассматривать как часть более широкой миссии по содействию пониманию и доверию общественности к науке и научно обоснованной практике.
Эпистемические расхождения и онтологические путаницы: психология вакцинного скептицизма, https://www.tandfonline.com/doi/full/10.1080/21645515.2018.1480244
Неоптимальный охват вакцинацией может быть обусловлен несколькими фундаментальными причинами, в том числе практическими, такими как недостаточная информированность общественности, физическая и экономическая доступность вакцин, удобство (1). Еще одна дополнительная и явная причина - личные взгляды и убеждения, связанные с неуверенностью, скептицизмом, отказом от вакцинации или низким уровнем принятия или доверия. Отношение населения к вакцинации является новой проблемой общественного здравоохранения на международном уровне (2). Например, недавнее крупномасштабное обследование, проведенное в Новой Зеландии, показало, что одна треть респондентов в той или иной степени обеспокоена вакцинацией, при этом 26%- были настроены скептически, а 5,5% - решительно против (3). Конечно, в настоящее время этот скептицизм обусловлен множеством социальных факторов. По иронии судьбы, огромный успех программ вакцинации сделал их преимущества менее очевидными. Одновременно, социальные медиа предоставили новые возможности для распространения "альтернативных фактов" о предполагаемых рисках. Однако, если объяснять ситуацию только этими социальными явлениями, то игнорируются основополагающие психологические мотивы распространения вакцинного скептицизма, которые, по нашему мнению, имеют решающее значение для правильного понимания этого сложного явления.

Прежде чем начать, нужно упомянуть, что такие термины, как неуверенность в отношении вакцин или скептицизм в отношении вакцин, страдают от отсутствия последовательности в их использовании (4). Негативное отношение объединяется с неоднозначным отношением или недостатком знаний, а также иногда теряется различие между отношением и поступками/поведением (5). В соответствии с Bedford et al (5) мы рассматриваем неуверенность / скептицизм исключительно как отношение или убеждение, которое, тем не менее, способствует поведению, связанному с откладыванием вакцинации или отказом от некоторых или всех рекомендуемых вакцин. Как и в случае с Gust et al (6), мы считаем, что это лучше всего понимать как поведенческий континуум, отражающий сомнения в безопасности, эффективности, необходимости и общей целесообразности вакцинации для себя и своей семьи. Кроме того, мы полагаем, что устойчивая (т. е. непоколебимая) оппозиция вакцинации просто представляет собой крайнюю точку в этом спектре.

Учитывая продемонстрированную безопасность и успех вакцинации, почему общественность не разделяет степень доверия научного сообщества к ней? Недавние исследования показали, что одну из самых самых сильных связей (r=0.40) с вакцинным скептицизмом имеет приверженность комплементарной и альтернативной медицине (КАМ). Хотя есть некоторые доказательства того,что специалисты КАМ непосредственно влияют на своих клиентов (7), похоже, что КАМ напрямую не вызывает вакцинного скептицизма (8), но что эта связь лучше всего объясняется общей связью с более общим мировоззрением, обозначаемым как магические убеждения в отношении здоровья (9,10). Они отражают особый образ мышления о здоровье, характеризующийся онтологическими путаницами в отношении того, как на самом деле устроен мир. Магические убеждения в отношении здоровья отражают согласие с такими предположениями как "Оттенки цвета изменяют вибрацию энергии организма в направлении, полезном для здоровья" или "Если мы как-то не очищаем наши тела, то нездоровые токсины остаются в них". Несмотря на отсутствие эмпирической или логической основы, эти идеи развиваются и распространяются благодаря соответствию интуитивным впечатлениям и привлекательному подтексту связи с чистотой, естественностью и позитивностью. Можно видеть, что различные формы КAM хорошо подходят для такого рода мышления о здоровье. Для приверженцев КAM, она представляет собой способ естественно укрепить и увеличить силы своего тела, предохраняя при этом его от токсинов и примесей (8). Вакцинация, с другой стороны, со всех сторон не отвечает этим интуитивным критериям, ассоциируясь с биологическим загрязнением, "искусственными" химическими веществами, технологическими процессами, инвазивностью и дискомфортом. Симптомокомплекс этого отсутствия интуитивной привлекательности заключается в том, что люди, более восприимчивые к отвращению, как правило, имеют более негативное отношение к вакцинации (11).
Эпистемические расхождения и онтологические путаницы: психология вакцинного скептицизма, https://www.tandfonline.com/doi/full/10.1080/21645515.2018.1480244
Epistemic divides and ontological confusions: The psychology of vaccine scepticism

Matthew Browne
School of Medical, Health & Applied Sciences, Central Queensland University, Bundaberg, Australia

Абстракт
Скептицизм в отношении вакцин становится все более важным препятствием для оптимального охвата в развитых странах. В этой публикации (комментарии) мы подчеркиваем, что негативное отношение к вакцинам отражает более широкий и глубокий набор представлений о здоровье и благополучии. Мы предполагаем, что это альтернативное мировоззрение находится под влиянием онтологических заблуждений (например, относительно чистоты, природной энергии) и знаний, основанных на личном жизненном опыте и опыте знакомых, которым доверяют, а не на позитивистской эпистемологической позиции. Наше мнение подкрепляется результатами недавних социально-психологических исследований, включая сильную связьвакцинного скептицизма с приверженностью комплементарной и альтернативной медицине, магическими убеждениями в отношении здоровья и конспирологическими идеями. Для некоторых хорошо образованных и обеспеченных людей противодействие вакцинам представляет собой проявление их личного чутья и представительства в деятельности достижения позитивного и жизнеутверждающего подхода к здоровью и благополучию. Эти базовые убеждения не поддаются изменениям - и особенно устойчивы к информации из традиционных, авторитетных источников. Хотя эта точка зрения действительно предполагает тактические улучшения информирования, мы предлагаем, чтобы более эффективная долгосрочная стратегия сочеталась с другими дисциплинами в целях устранения коренных причин скептицизма в отношении вакцин. Скептицизм в отношении вакцин вряд ли будет процветать в культурном контексте, который доверяет и ценит научный консенсус.

примечание
Эпистемоло́гия — философско-методологическая дисциплина, исследующая знание как таковое, его строение, структуру, функционирование и развитие.
Онтоло́гия  —  философское учение об общих категориях и закономерностях бытия, существующее в единстве с теорией познания и логикой
Менактра, Количество введений
нужна, так как вы начинали до возраста 2 лет.
Интервал между вакцинами
я не наталья рашидовна, но отвечу - нет. приорикс и варилрикс - живые вакцины. их можно делать или в один день или с интервалом месяц.
Помогите,пожалуйста, составить график прививок ребенку 1г.3 мес.
Я бы рекомендовала все же вам обратиться в учреждение, которое я указала. 
Там занимаются прививками для иммунокомпрометированных детей, которым требуется пересадка органов, прививки входят для таких детей в международные рекомендации до и после трансплантации. Подходы к вакцинации тех детей и в вашем случае одинаковые, так как если дозировки кортефа\кортинефа угнетают иммунитет, то у вас тоже ситуация иммунокомпрометированности. 
они бы очно увидели ребенка и с ними бы вы обсуждали возможность применения живых вакцин (например, приорикс). 
я не вижу ребенка, но по описанию такая вакцина противопоказана и заочно давать разрешений я не могу. прививайтесь пока сами и окружение.
ОПВ ребенку вообще не нужно, все делается ИПВ.
с импортными вакцинами против гепатита А по моему сейчас напряженка до конца года.

схемы  ближайшей вакцинации могут обсуждаться с врачом следующие, если вы начинаете с июня
июнь - инфанрикс-гекса (с хиб) + превенар13
через 1 мес (июль)  менактра (вторая менинго прививка минимум через 3 мес от первой)
через 1 мес (август) инфанрикс-гекса (без хиб) + превенар13
через 1 месяц (сентябрь) пентаксим (без хиб и в пентаксиме нет гепатита В, он уже вам не нужен) + грипп1
через 1 месяц (октябрь) грипп2 + менактра
затем начинаете спокойно делать вакцину против клеща чтобы к весне подойти с 3 прививками
при наступлении 2 лет - пневмовакс23
пентаксим без хиб (ревакцинация, через год от сентября)
вторая ревакцинация полио через 2 мес от этого пентаксима (отдельная вакцина ИПВ, например полимилекс)
Помогите,пожалуйста, составить график прививок ребенку 1г.3 мес.
Еще раз здравствуйте! 
информация по возможностям вакцинации есть, но ее нужно обсуждать с очным врачом, который ведет ребенка.

Я перепроверила инструкции на сайте ГРЛС. Действительно, в инструкции к Кортеф (Особые указания) - Больным, получающим лечение ГКС в дозах, оказывающих иммунодепрессивное действие, противопоказано введение живых или живых ослабленных вакцин, но можно вводить убитые или инактивированные вакцины, однако реакция на введение таких вакцин может быть снижена. Больным, получающим лечение ГКС в дозах, не оказывающих иммунодепрессивного действия, по соответствующим показаниям можно проводить иммунизацию.
В инструкции к Кортинефф (Лекарственное взаимодействие) - При применении вакцин, содержащих живые вирусы, на фоне применения иммунодепрессивных доз Кортинеффа возможны репликация вирусов и развитие вирусных заболеваний, снижение выработки антител (комбинация не рекомендуется). При одновременном применении с другими вакцинами повышается риск неврологических осложнений и снижается выработка антител. (Особые указания) Больных, принимающих  Кортинефф не следует вакцинировать живыми вирусными вакцинами. Введение инактивированной вирусной или бактериальной вакцины может не вызвать ожидаемого увеличения титра антител. Кроме того, у пациентов, получающих кортикостероиды, повышается риск развития неврологических осложнений во время вакцинации.

Таким образом, если дозы препаратов являются оказывающими иммунодепрессивными, то применение живых вакцин противопоказано. Таковыми в рамках нацкалендаря могут являться вакцины БЦЖ (но уже сделана), против кори-краснухи-паротита, ветряной оспы, живая полиовакцина в каплях (ОПВ). 
В тех же инструкциях к кортеф и кортинефф указано, что если невозможно прививать против кори и ветряной оспы, то ребенка надо всячески ограждать от контакта с инфекций, а если был контакт - то максимально быстро вести к врачу для решения вопроса о введении иммуноглобулинов. Но противокоревой иммуноглобулин в РФ есть, а противоветряночного - нет. Одним из способов защиты в данном случае может быть вакцинация всех близних контактов против кори и ветряной оспы (вакцины есть).

Введение инактивированной вирусной или бактериальной вакцины может не вызвать ожидаемого увеличения титра антител - эта вероятность в вашем случае действительно существует, но это просто информация, что вакцинация может не вызвать адекватного повышения уровня антител (а может и вызвать), но это лучше, чем когда никакой защиты вообще нет.

В отсутствии обострения вместе с врачом можно рассматривать следующую вакцинацию в рамках 2 мес после последней пробы Манту (это все инактивированные вакцины):
доделать 2 прививки против гепатита В (допустимый минимальный интервал между ними - 1 мес.)
начать прививки против дифтерии, столбняка, коклюша, полиомиелита (ребенку все прививки против полио должны проводиться инактивированной полиовакциной - ИПВ) - первичный курс 3 прививки и ревакцинация через 1 год после 3й прививки.
вакцинация против ХИБ-инфекции (1 прививка)

хорошо бы это сделать пяти или шестикомпонентной вакциной, чтобы один укол, а не несколько.
Есть вакцина Пентаксим (включает дифтерия-столбняк-коклюш-ИПВ-ХИБ) или вакцина ИнфанриксГекса (включает дифтерия-столбняк-коклюш-ИПВ-гепатит В-ХИБ). У них флакончик с ХИБ компонентом отдельный, можно использовать (вам нужно 1 раз), а остальные разы он не нужен.

вакцинация против пневмококковой инфекции (2 прививки Превенар 13, с возраста 2 лет дополнительно одна прививка Пневмовакс23)
вакцинация против менингококковой инфекции (сейчас широко доступна вакцина Менактра, в возрасте до 2 лет надо 2 прививки)
ежегодно перед сезоном - вакцинация против гриппа, первый раз - двукратно с интервалом месяц.

желательно также рассмотреть прививку против гепатита А (делается с возраста 1 год, 2 прививки с интервалом от 6 мес до 5 лет)

по информации федеральной службы роспотребнадзора эндемичными по клещевому энцефалиту являются следующие территории самарской области: Безенчукский, Богатовский, Больше-Глущицкий, Борский, Волжский, Елховский, Камышлинский, Кинельский, Кинель-Черкасский, Клявлинский, Кошкинский, Красноармейский, Красноярский, Похвистневский, Приволжский, Сергиевский, Ставропольский, Сызранский, Челно-Вершинский, Шенталинский, Шигонский районы, г. Самара, г. Жигулевский, г. Сызрань, г. Тольятти, г. Новокуйбышевск. 
Жителям или выезжающим туда рекомендуется прививаться против клещевого энцефалита.


Что касается предупреждения "у пациентов, получающих кортикостероиды, повышается риск развития неврологических осложнений во время вакцинации", то из нее не понятно, какие это конкретно неврологические осложнения. Например, Методические указания МУ 3.3.1879-04 "Расследование поствакцинальных осложнений" указывают, что   поствакцинальные осложнения со стороны нервной системы проявляются в виде неспецифических энцефалических реакций, а также в виде специфических вакциноассоциированных заболеваний (вакциноассоциированный полиомиелит (у вас не может быть, тк не будет применяться живая полиовакцина ОПВ), коревой или краснушный поствакцинальный энцефалит, паротитный менингит (это всего тоже, тк вакцины против этих инфекций живые и у вас применяться не будут).
Как вариант возможен, наверное, судорожный синдром на фоне повышения температуры тела (фебрильные судороги). Но это надо обсуждать с врачом, какие жаропонижающие давать и когда, чтобы предотвратить эти судороги (могут быть на температуру и у здоровых детей).

В Самаре в Областной клинической больнице есть центр трансплантологии, http://www.clinica-samsmu.ru/st/department.php?depid=29   при них вроде бы есть кабинет иммунопрофилактики такие пациенты требуют особой вакцинации, так как являются иммунокомпрометированными. Свяжитесь с ними, может быть они помогут в вашем случае проконсультировать подробнее и провести вакцинацию вашего ребенка.
Изменено: Жозефа - 26.04.18 22:34
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 201 След.
Развернуть блок
Скрыть