Реклама
Реклама
Реклама

О профилактике суицидов

Смерть актера Робина Уильямса в возрасте 63 лет является трагическим напоминанием нам о широкой распространенности самоубийств, особенно среди белокожих мужчин среднего возраста, считают эксперты.

«Современные данные указывают на то, что белокожие мужчины в возрасте от 55 до 64 лет - имеют самый высокий риск самоубийства», - говорит профессор психиатрии, Prakash Masand, MD.

По данным Центра по контролю и профилактике заболеваний (CDC), в 2011 году в США было зафиксировано более 28 000 завершенных суицидов среди белокожих мужчин, 7600 завершенных суицидов среди белокожих женщин, и менее 2000 среди чернокожих мужчин.

«Если вы попытаетесь создать профиль человека с максимально высоким риском самоубийства, то он будет выглядеть следующим образом: среднего или старшего возраста белокожий мужчина, заканчивающий успешную карьеру, который имеет серьезный медицинский диагноз, страдает от хронической депрессии, злоупотребляет алкоголем или наркотиками; в данный момент он переживает трудный период в личной или профессиональной сфере», - пишет Lenny Bernstein и Lena Sun в статье [1], опубликованной 12 августа в Washington Post и посвященной смерти Уильямса. 

Робин Уильямс идеально подходил в этот профиль. Известно, что он длительно потреблял кокаин, кроме того, ряд новостных агентств сообщали, что он страдал биполярным расстройством. 

Harry Croft, MD, психиатр с частной практикой в Сан-Антонио, штат Техас, говорит: «Даже если бы этот диагноз не был официально подтвержден, стоило просто посмотреть на игру Робина Уильямса, чтобы заинтересоваться – не страдает ли он биполярным расстройством».

«Биполярное расстройство (БР) само по себе может быть смертельным диагнозом, в буквальном смысле этого слова. Дело в том, что в общей популяции на 30 незавершенных суицидов приходится один завершенный. А у пациентов, страдающих биполярным расстройством, смертью заканчивается одна из трех попыток самоубийства, то есть их попытки суицида в десять раз эффективнее», - сказал профессор психиатрии Jan Fawcett, MD.

Сочетание депрессии с наркоманией также является крупным фактором риска суицида.

Еще одним фактором, увеличивающим риск суицида у мужчин, является то, что они реагируют на депрессию не так, как женщины. Депрессия приводит их к злоупотреблению алкоголем, к раздражительности и гневу, тогда как женщины обычно переживают депрессию через грусть, апатию и ощущение безнадежности.

Последние данные исследований также показывают, что пациентам, которые не отвечают стандартным диагностическим критериям большого депрессивного расстройства, нередко не верифицируется диагноз и не подбирается адекватное лечение. Сочетание биполярного расстройства и депрессии у Уильямса – значительно затрудняло подбор медикаментозной терапии для него. 

Например, в США есть только три препарата, одобренных FDA для лечения биполярной депрессии, по сравнению с 40-50 препаратами, одобренными FDA для лечения униполярной депрессии.

Пока не ясно, получал ли Уильямс лечение на момент совершения им самоубийства, однако, судя по имеющейся информации, на тот момент он состоял под наблюдением врачей клиники Hazelden, весьма престижного центра по лечению наркомании.

Раз Уильямс обращался за медицинской помощью в лучшую клинику США, пусть даже ради лечения только наркотической зависимости, его врач не мог не обратить внимание на то, что у него имелись все факторы риска совершения суицида.

«После достижения определенного возраста очень высокий процент людей видятся со своим врачом не реже, чем каждые 1-3 месяца. Это особенно верно для пожилых людей. Немалое количество людей, совершивших суицид, видели своего врача менее месяца назад. Это довольно печальная статистика, и нам следует что-то предпринимать, чтобы изменить ее», - сказал доктор Croft.

Смерть Уильямса является важным напоминанием для врачей о том, что они должны быть начеку с пациентами, имеющими факторы риска совершения суицида.

«Я работаю психиатром более 30 лет, и давно понял, что задавать прямые вопросы о самоубийстве – бессмысленно. Если спросить пациента, не планирует ли он убить себя – то ответ почти наверняка будет отрицательным», - сказал доктор Croft.

«Многие пожилые люди считают, что если они расскажут своему врачу о своих суицидальных мыслях, то врач запрет их в психиатрической клинике, из которой они уже не смогут выйти», - добавил он.

Правильнее задавать такие вопросы исподволь: «Вы никогда не чувствовали себя настолько подавленным, что не было желания продолжать свою жизнь?»

И если пациент признается в этом, следует осторожно задать ему уточняющие вопросы, например: 
  • Вы никогда не думали о самоубийстве?
  • Вы продумывали конкретный план?
  • Вы делали какие-то шаги по подготовке этого плана к осуществлению? 
«Если вести себя осторожно, то пациенты менее склонны обманывать психиатра. Они начинают верить, что вы действительно заботитесь о них, и пытаетесь помочь. Нужно понять, что большинство людей не хотят на самом деле убивать себя. Они просто устали от боли, депрессии или стресса, и хотят положить этому конец», - считает доктор Croft.

Самоубийство пациента является трагедией не только для психиатра, но и для любого врача. Поэтому врачам следует помнить о таком риске, и своевременно предпринимать шаги по его профилактике

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ НОВОСТЕЙ
ИЗМЕНЕНО: 19.08.2014 ПРОСМОТРЕЛИ: 840
Реклама
Реклама
Реклама