Реклама
Реклама
Реклама

Трастузумаб. Кардиопротективное действие кандесартана

Одна из возможных трагедий при раке молочной железы (РМЖ) разворачивается в тех случаях, когда опухоль удается победить, но сработавшая химиотерапия заодно повреждает сердце, и выжившему пациенту приходится учиться жить с сердечной недостаточностью. К сожалению, новая попытка найти способ защитить миокард не сработала. Первое исследование, в котором тестировалась возможность предотвратить или нейтрализовать кардиотоксические эффекты трастузумаба (Герцептин, производитель Genentech) с помощью блокатора рецепторов ангиотензина II кандесартана (Атаканд, производитель AstraZeneca) закончилось неудачей, а именно, его результаты не подтвердили гипотезу о том, что одновременный прием кандесартана способен защитить от снижения фракции выброса левого желудочка во время или вскоре после лечения ранних стадий рака молочной железы трастузумабом. Эти данные были опубликованы онлайн 23 июня 2016г. в журнале JAMA Oncology.

Исследование было проведено в период между октябрем 2007 и октябрем 2011гг. в 19 клинических центрах из Нидерландов.  В общей сложности были включены 210 женщин с ранними стадиями РМЖ, у которых в опухолевой ткани были выявлены рецепторы человеческого эпидермального фактора роста 2 типа (HER2). Все пациентки получали адьювантную системную химиотерапию, которая включала антрациклины, за которыми следовал трастузумаб. Средний возраст участниц составил 49 лет. Пациентки были рандомизированы в соотношении 1:1 в группы, которые должны были получать кандесартан 32 мг/сутки или плацебо, прием которых должен был начинаться одновременно с введением трастузумаба и продолжаться еще в течение 26 недель после завершения лечения герцептином.

Первичной конечной точкой, как уже говорилось выше, была фракция выброса левого желудочка (ФВЛЖ), которая оценивалась несколько раз в течение исследования. Результаты исследования показали, что в группе кандесартана произошло на 3,8% больше кардиологических событий, чем в группе плацебо (P = 0,58). 2-летняя кумулятивная частота кардиологических событий составила 0,28 в группе кандесартана и 0,16 в группе плацебо (P = 0,56). Первичная конечная точка, то есть, снижение ФВЛЖ на 15% или до уровня менее 45%, была достигнута у двадцати пациенток (19%) в группе кандесартана и 16 (16%) в группе плацебо, то есть, кандесартан не оказал никакого положительного действия (P = 0,58).

Комментируя полученные данные, авторы делают предположение, что, возможно, причины неудачи исследования заключаются выборе неверных сроков начала лечения. Не исключено, что, если бы лечение кандесартаном начиналось одновременно с введением антрациклинов, то есть, до трастузумаба, то результаты были бы иными. Они говорят, что имеются данные о том, что начало вмешательства на более ранних сроках после начала воздействия на миокард повреждающего фактора, позволяет достичь более оптимальных результатов. 

Следует оговориться, что в этой работе исходное наличие застойной сердечной недостаточности или ФВЛЖ менее 50% были критериями исключения. Напротив, 81% включенной популяции имели исходные значения ФВЛЖ 55% и выше. Поэтому также возможно, что более заметные результаты от профилактического назначения блокаторов ангиотензиновых рецепторов в дополнение к трастузумабу могли бы быть получены при включении пациентов с более высоким исходным уровнем риска.

В сопровождающей публикацию редакционной статье говориться, что, хотя в обсуждаемом исследовании и удалось разрешить поставленные вопросы, оно знаменует собой начало активной разработки нового направления клинических исследований – кардиоонкологии.  Авторы редакционной статьи согласны с авторами в том отношении, что причины неудачи могут заключаться в относительно позднем начале лечения и в выборе популяции с относительно невысоким риском. Поскольку протокол данного исследования предполагал 84-дневную задержку между началом лечения антрациклинов, которые обладают самостоятельным и хорошо известным кардиотоксическим действием, и одновременным назначением кандесартана и трастузумаба, возможности кандесартана противостоять продолжающемуся процессу повреждения миокарда были ограниченными. В статье говорится, что в будущих исследованиях, возможно, удастся достичь более благоприятных результатов за счет включения пациентов с более высоким сердечно-сосудистым риском и использования основанного на уровне риска дифференцированного подхода к профилактике. В ряде таких работ, в том числе в пилотном исследовании SAFE-HEaRt, участники которого имели легкое снижение ФВЛЖ, были получены обнадеживающие результаты.

Нидерландские исследователи также предложили в перспективе использовать для идентификации пациентов с повышенным риском кардиотоксических эффектов на фоне лечения трастузумабом с помощью определения однонуклеотидных полиморфизмов ERBB2 Ala1170Pro (ранее называвшихся HER2 или HER2/neu). В исследовании было показано, что при многофакторном анализе наличие гомозиготного по Ala1170Pro генотипа ERBB2 ассоциировалось с более низкой вероятностью кардиологических событий по сравнению с генотипами Pro/Pro + Ala/Pro (отношение шансов, 0,09; P = 0,003). По мнению авторов редакционной статьи, эта информация требует проспективного подтверждения, однако подобные данные уже были получены в еще одной работе, так что, взятые вместе, эти результаты могут служить обоснованием для использования этого варианта генотипа при стратификации риска развития дисфункции левого желудочка у пациентов, которые получают таргетную терапию с воздействием на HER2.

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ СТАТЕЙ
ИЗМЕНЕНО: 20.09.2016 ПРОСМОТРЕЛИ: 1793
Реклама
Реклама
Реклама
Развернуть блок