Реклама
Реклама
Реклама
Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Форум » Вакцинопрофилактика » Часто задаваемые вопросы (ЧАВО)
Страницы: 1
RSS
Перевод части книги "Плохая вера. Когда верования подрывают достижения современной медицины", Bad Faith. When Religious Belief Undermines Modern Medicine (Paul A.Offit, 2015)
Часть 7.
Поступай с другими так, как ты хотел бы, чтобы другие поступали с тобой. — от Матфея 7:12

В 1997 году 2-летний Майкл Хейлман играл во дворе, когда его мать услышала его крик. Она выбежала и увидела, что он наступил на кусок стекла и у него кровотечение из правой ноги. Отец Майкла, Дин, немедленно очистили рану и обвернул ногу сына полотенцем. Но кровотечение не прекращалось. Тогда Дин обвернул ногу марлей и одноразовой пеленкой. Но бинт снова быстро пропитался кровью. Той ночью Майкл не мог уснуть, плакал, его рвало. На следующее утро бинт наложили повторно, используя более плотную ткань, но кровотечение продолжалось. Затем, вместо того, чтобы вызвать врача, Хейлманы позвонили Чарльзу Райнерту, пастору местного молельного дома мормонов, и попросили его помолиться за их сына. Позже, когда спросили, почему они выбрали молитву вместо медицинской помощи, Сьюзан Хейлман сказала: “Когда вы больны, вы молитесь и просите Господа, чтобы он помог исцелить вас.”

Порез продолжал кровоточить уже более двенадцати часов. Майклу становилось хуже. Он становился все более вялым, иногда плакал от боли. После кровотечения в течение более девятнадцати часов, Майкл умер на руках у матери. Вскрытие показало, что он потерял более половины его общего объема крови. Майкл Хейлман был болен гемофилией, болезнью, которую можно лечить с помощью свертывающих кровь препаратов; у него были проблемы, которые должны были быть очевидны для Хейлманов, так как их сын страдал частыми и множественными гематомами на протяжении всей своей жизни. Доктор Кэтрин Манно, специалист по гемофилии детского госпиталя Филадельфии, заявила, что никогда не видела ребенка, который умер от пореза.

Когда Сьюзен и Дин Хейлман выбрали не лечить Майкла от гемофилии, они сделали выбор для их сына и последствия были только для их сына. Но это не всегда так. Люди с определенными религиозными убеждениями могут также принимать решения за тех, кто не разделяет их убеждений. История, которая показывает, насколько разрушительными могут быть такие решения, включает в себя преподобного Райнерта и Собрание молельного дома мормонов. Как следствие, в начале 1990-х годов город Филадельфия был в панике.

Четверг, 20 апреля 1989
После возвращения из поездки в Испанию, подросток с пятнистой сыпью посетил концерт рок-группы R.E.M. в концертном зале Spectrum в Филадельфии. В течение нескольких последующих недель несколько других подростков заболевают. Корь пришла в город.
Изменено: Жозефа - 19.12.16 17:23
Понедельник, 21 мая 1990
Статья под названием “Нет проблемы кори” появляется в " Philadelphia Inquirer ". Статья предупреждает, что вспышки кори захлестывает страну. Читая комичное название, читатели предполагают, что корь ,вероятно, не является большой проблемой — это то, что надо пережить в детстве. Но корь может убить. Дети дошкольного возраста умирают чаще всего. Как правило, они умирают от пневмонии (когда вирус поражает легкие) или энцефалита (когда вирус поражает мозг), или от обезвоживания (когда вирус вызывает высокую температуру, диарею, тяжелое обезвоживание и шок). Поскольку корь вызывается вирусом, антибиотики не могут её лечить; влиять можно только предотвращением заболевания путем вакцинации. До того как вакцина была разработана в 1963 году, корью заражались от трех до четырех миллионов американцев каждый год, госпитализировались 48000, умирали 500; почти все были инфицированы к возрасту пятнадцати лет. После начала широкого применения вакцины корь начали исчезать. В 1978 году было зарегистрировано лишь около 27000 случаев. Ободренные этим, должностные лица общественного здравоохранения думали, что возможно элиминировать заболевание. Так, в конце 1970-х годов с целью избавить Соединенные Штаты от кори к 1 октября 1982, они запустили программу элиминации кори. Программа была в основном успешной; в 1983 году было зарегистрировано только около полутора тысяч случаев. В конце 1980-х годов, однако, корь начала возвращаться.

Суббота, 2 июня 1990
Через пару недель после “ Нет проблемы кори ” в Philadelphia Inquirer появляется еще одна статья опубликована с более отрезвляющим названием: “Смерть от кори”. Статья предупреждает, что, хотя 1990 год еще не достиг своей середины, число американских детей, которые умерли от кори больше, чем в 1989 году. Причина в том, что слишком много детей не привиты. В ответ Центр по контролю заболеваний (CDC) изменяет свои рекомендации. До этого момента дети получали одну дозу противокоревой вакцины в возрасте 15 месяцев. Теперь CDC хочет, чтобы дети получали вторую дозу в среднем школьном возрасте. Рекомендации по двухдозовой вакцинации дают детям второй шанс получить прививку. В то время как одна доза противокоревой вакцины снижает риск заболевания на 95%, дополнительная дозы снижает риск на 99,5% — такой уровень защиты, который, как чиновники надеются, положит конец этой очень заразной болезни. К сожалению, для города Филадельфия, это слишком мало и слишком поздно.
Изменено: Жозефа - 26.12.16 14:08
Среда, 16 января 1991
Доктор Роберт Росс, Уполномоченный по здравоохранению Филадельфии, получает анонимный телефонный звонок от женщины, дочь которой принадлежит к пастве одного из молельных домов мормонов Северной Филадельфии. Женщина предупреждает, что члены церкви не верят в медицинскую помощь. Росс вспоминал, что “…она волновалась за свою внучку, потому что болели дети в школе. Никто еще не умер. Но впервые мы поняли, что мы не смогли бы узнать о случае кори до тех пор, пока родитель прихожанин церкви не позвонит в полицию, чтобы они забрали мертвое тело”. К 29 ноября 1990 в Филадельфии корью заболевает 96 детей; к 7 декабря число возрастает до 124; и к 31 декабря, до 258. В 1990 году вспышка была самой большой за период более чем десять лет. Затем, в декабре 1990 года, 18-месячный непривитой мальчик из Северной Филадельфии умирает от коревой пневмонии. Это первый случай за двадцать лет, когда житель Филадельфии умирает от кори. Один месяц спустя, в январе 1991 года, еще один ребенок в Северной Филадельфии, также непривитой, умирает. В ответ, чиновники городского здравоохранения просят родителей не ждать, пока их дети достигнут возраста 15 месяцев, а вакцинировать их против кори. Они рекомендуют, чтобы все дети были привиты по достижении возраста шести месяцев. “Мы хотим контролировать ситуацию до того, как все может стать гораздо хуже”, - говорит доктор Роберт Шаррар, помощник уполномоченного по здравоохранению по вопросам профилактики заболеваний. Три недели спустя, находясь в замешательстве от количества детей, умирающих от кори, должностные лица по здравоохранению Филадельфии сделали то, что никогда раньше не делали...

Четверг, 7 февраля 1991
После четырехдневной рвоты, Кэрин Стилл—9-летняя девочка, живущая по адресу 5200, Северное Говард Авеню—транспортируется пожарно-спасательным подразделением в больницу им. Альберта Эйнштейна, где в 8:21 вечера диагностирована её смерть. Будучи третьеклассницей, Кэрин была одной из сотен детей, которые ходят в школу при мормонской церкви (церковь Faith Tabernacle, Скиния Веры). Так как эта церковь отвергает все формы современной медицины, ни один ребенок в школе—которая включает классы с первого по двенадцатый—не был привит. Во время вспышки ни пастор церкви, преподобный Райнерт, ни помощник пастора, преподобный Чарльз Келли, не давали интервью. Учение данной церкви предписывает членам “считать, что Библия выступает против тех, кто полагает, что исцеление идет не только от Божьего пути”.
Член церкви Гордон Корн разделяет эту философию: “если я иду к Богу и прошу его исцелить мое тело,” говорит он, “я не могу пойти к врачу за лекарством. Вы либо доверяете Богу, либо вы доверяете человеку”. Признавая, что Божественное исцеление не является надежным, церковь однако также учит: “когда мы начинаем веровать, Дьявол обычно делает симптомы хуже и пытается убедить нас повернуть назад от Господа. Но если мы непреклонны, победа придет непременно”. Смерть Кэрин Стилл – это не первый случай, когда приход церкви Скинии Веры в Филадельфии оказывается в новостях. В феврале 1990 года в Джермантауне Дебра Стилл преждевременно родила двойню в домашних условиях без помощи врача или акушерки. Оба ребенка умерли. И в 1989 году семнадцатилетний Лерой Карпентер-младший умер от разрыва аппендикса после отказа от хирургического вмешательства. Пять лет назад его пятнадцатилетняя сестра Лиза умерла от нелеченного бактериального менингита.
После того, как Кэрин Стилл умерла от кори, доктора Росс и Шаррар попросили преподобного Райнерта привить своих учеников. Райнерт отказывается. “Шаррар и я посетили Райнерта, - вспоминал Росс. “Он был совершенный джентельмен с мягким голосом. Но он свел нас с ума. Мы сказали ему, что необходимо привить всех в школе, но он сказал, что семьи не позволят нам сделать это. В конце концов мы убедили Райнерта дать нам список фамилий и адресов семей. Мы привыкли, что люди сотрудничают с нами, чтобы остановить распространение болезни. Но он не захотел сотрудничать”. У Росса и Шаррара не было выбора, кроме как закрыть школу—действие, которое никак не поможет в замедлении распространения эпидемии.

Среда, 13 февраля 1991
Росс получает в суде ордер на посещение семей. “Учитывая то, что я услышал по телефону,” говорит он, “их имеет смысл посетить”. Росс посещает четыре дома и находит девять детей с корью нетяжелого течения. “Семьи, как правило, были приятные вежливые обычные люди”.
Но Росс потрясен тем, что он видит. “Большинство этих семей имело шесть, восемь, десять, двенадцать детей так как они не доверялимерам по контролю над рождаемостью”, - напомнил он. “Также там было много детей, имевших физические или умственные недостатки. Они все были рождены на дому. Так что если дети рождались с обвитием пуповины вокруг шеи, их матери не получали кесарева сечения. Это было как в старые времена”.
Родители настаивали, однако, чтобы Росс не прикасался к их детям. Он может только смотреть на них через дверной проем и пытаться на взгляд разобраться, действительно ли они находятся на грани смерти. “Эти дети имели высыпания, они лежали в постели, но они сохраняли внимание, и, казалось, не были обезвожены,” говорит он. “Никто не выглядел так, чтобы нуждаться в медицинской помощи”.
Росс уговаривает родителей дать ему знать, если кто-то из их детей заболеет. Но это разговор впустую.
Четверг, 14 февраля 1991

Утром 14 февраля полиция позвонила в двухэтажный дом, выстроенный в колониальном стиле, в котором проживала Линетт Милнс, 14-летняя девочка с синдромом Дауна. Хотя Линетт не посещает школу при церкви Скинии веры, эту школу посещает её сестра. Накануне Линнет было трудно дышать, поэтому родители просидели с ней всю ночь. К утру, согласно докладу местного детектива сержанта Рича Хоффнера, она не подавала признаков жизни. Команда службы экстренной медицинской помощи стремительно доставляет её в госпиталь Абингтон, где в 10:51 утра она признана мертвой. У Линетт было семь братьев и сестер, все непривитые. Буквально тремя днями ранее Росс звонил в дом Милнсов. “Когда еще один ребенок оказался в морге, я проверил свой список и понял, что она была в нем”, - вспоминал Росс. “Я только что позвонил матери, и она сказала мне, что ее дети в порядке. Я подумал: "она обманула меня! Я только что говорил с этой женщиной всего 48 часов назад!’”. Дело передается окружному прокурору Рональду Кастилу, который считает необходимым возбудить уголовное дело, но имеет сомнения: “К сожалению, когда родитель готов пойти на риск смерти для своих детей из-за своих религиозных убеждений, маловероятно, что угроза уголовного преследования станет сдерживающим фактором”.

Со смертью Линнет Милнс Рубикон был перейден. Сейчас Росс понимает, что информация, которую он получает от родителей, является недостоверной либо потому что они не могут оценить, являются ли их дети больными или, что еще хуже, потому что они намеренно вводят его в заблуждение, чтобы он не посещал их дома. В любом случае, Росс изменяет свою стратегию. Он получает в суде ордер, разрешающий интернам и ординаторам двух крупных детских больниц города Филадельфии делать обходы домов одного за другим. На этот раз, однако, врачи не собираются стоять в дверях и украдкой смотреть на детей; теперь они могут физически обследовать ребенка. “Я сказал, что мне нужна целая группа врачей, чтобы осмотреть этих детей”, - вспоминает Росс. “Это был один из самых вдохновляющих моментов за мои тридцать лет работы в здравоохранении, когда я видел, как сплотились ординаторы, стажеры и опытные врачи. Это были занятые люди, дежурящие каждую третью ночь, и все же они были только рады это сделать”.
Росс беседует с мэром Уилсоном Гудом, надеясь сделать следующий шаг. “Я попросил мэра, что могли бы мы получить судебный приказ городского прокурора о госпитализации любого из этих детей в случае достаточно плохого состояния”. Гуд был согласен. “Мы признаем, что это время для применения Первой поправки к Конституции, которая должна учитывать заботу об общественном здоровье”, - говорит Гуд. “Мы готовы обратиться в суд, чтобы вмешаться в жизнь детей, когда она под большой угрозой”.

“Все имело свой контекст”, - вспоминал Росс. «Гуд был спокоен, имел профессиональную манеру поведения, но его беспокоило, что информация о смерти этих детей появится на первых страницах газет, и что наша система была практически бессильной остановить эти смерти. Я мог бы сказать, что ему не давал покоя эффект «бомбардировки группы MOVE» (Весной 1985 года группа людей под называнием MOVE, последователи идеи "назад к природе", захватили дом в Западной Филадельфии. Группа давно уже была помехой для города, её члены нападали на соседей, игнорировали требования санитарных правил, кричали через мегафоны до поздней ночи. Во время одного из рейдов был застрелен полицейский. 13 мая 1985 полиция бросила самодельное взрывное устройство на крышу дома. В результате взрыва погибли одиннадцать человек, включая пятерых детей, сгорел целый городской квартал. Мэр и его администрация так полностью никогда и не оправились после этого.)
После судебного постановления врачам выдали на руки номер телефона судьи для осуществления юридических действий, необходимых для госпитализации любого ребенка в этом нуждающегося. Со стетоскопами, офтальмоскопами, отоскопами и черными мешками в руках врачи посещают дома более чем четырехсот детей, которые являются прихожанами церкви Скинии Веры, надеясь предотвратить то, что случилось с Кэрин Стилл, Моникой Джонсон и Линнет Милнс.

Руководителем команды врачей из госпиталя Сент-Кристофер был доктор Марк Иоффе, директор службы экстренной помощи. Иоффе отмечает, что он, наверное, первый врач, которого эти родители когда-либо видели. «Это было как попадание в искривленное время», - говорит он. Иоффе отмечает, что родители были “чрезвычайно вежливые, заботливые и честные”, но он не может игнорировать проблему, которую он видит. “За исключением того факта, что они сидят дома и смотрят как их дети умирают от кори, - говорит он, - они кажутся такими замечательными людьми”. Доктор Мора Купер была руководителем команды врачей из детской больницы Филадельфии. “Это было определенно совершенно другое, что детские врачи когда-либо видели”, - говорит Купер. “Дело не в том, что дети неухожены. Просто эти огромные семьи не имели доступа к медицинской помощи. Представьте себе то напряжение, которое можно испытать, ухаживая за тринадцатью детьми, непрерывно болеющими в течение трех недель”.
Изменено: Жозефа - 27.12.16 14:30
Пятница, 15 Февраля 1991

Рано утром, Нэнси Эванс, пятилетняя девочка, живущая на севере центрального района Филадельфии, умирает от кори.
Нэнси не является ученицей школы при церкви Скинии Веры; она прихожанка евангельской церкви, еще одной фундаменталистской церкви в Филадельфии, которая отвергает современную медицину. Спустя несколько часов, 13-летняя Тина Луиз Джонсон умирает от кори. Тина, которая была сестрой Моники Джонсон, умирает в день похорон Моники. Не удивительно, что ни одна из этих девочек не была привита и не была показана врачу, когда её самочувствие ухудшилось.
Пятеро детей умерли в течение десяти дней. Филадельфия находится в разгаре эпидемии кори, худшей в истории США. Как правило, примерно один из тысячи детей, которые болеют корью, умирает от этой болезни. Иногда, смертность может достигать одного на триста. Но в Филадельфии в феврале 1991 года умерло 4 из 150 детей с корью, чьи родители посещают одну и ту же церковь. Это уровень смертности один к тридцати пяти, этот показатель даже хуже, чем в любой развивающейся стране мира.
Центр контроля заболеваний (CDC) отправляет в Филадельфию группу ученых. Доктор Уильям Аткинсон, возглавляющий расследование, хочет выяснить, почему смертность такая высокая. Он рассматривает возможность того, что циркулирующий штамм кори является особенно вирулентным. Но затем Аткинсон находит, что смертность от кори не имеет ничего общего с вирусом и все связано с родителями. Дети не умирают из-за какого-то уникального штамма; они умирают потому что они не получают внутривенных инфузий для ликвидации обезвоживания, не получают кислородо-терапию для лечения развившейся коревой пневмонии. Хуже того, около шестидесяти здоровых непривитых детей по-прежнему живут в домах, где есть дети с корью. И их родители отказываются обращаться за медицинской помощью — это залог того, что смертей станет еще больше..
Общественное мнение обернулось против прихода церкви Скинии Веры и его членов. Но преподобный Райнерт отказывается идти на компромисс со своими наиболее фундаментальными убеждениями. Злясь, что пресса обвинила его приход в излишней культовости, Райнерт наносит ответный удар. «Дьявол попытался заронить страх в сердца людей», - говорит он. “У Иова забрали все что он имел. Он был поражен язвами. И, пройдя сквозь испытания, он познал многое. Нет страха, когда вы видите, что Бог на вашей стороне”. Райнерт интерпретирует гибель детей в его приходе как испытание веры — испытание, которое он и его собратья по церкви намерены пройти. «Бог соединяет нас всех вместе, как одно тело», - говорит он.

Суббота, 16 февраля 1991

Когда ранее прихожане церкви Скинии Веры позволяли врачам только лишь звонить или навещать их дома, они могли утверждать, что медицинской помощи они не получали. Теперь, однако, должностные лица общественного здравоохранения настаивают, что больные дети подлежат госпитализации, независимо от убеждений своих родителей.
16 февраля врач из департамента здравоохранения Филадельфии осматривает 4-летнего Дэниела Кирна в Северо-Восточном микрорайоне. Кирну, у которого коревая пневмония, становится все хуже.
Врач советует Кирнам отвести сына в больницу. Если же нет, то он настаивает, что Дэниелу грозит смерть “в ближайшие двадцать четыре часа”. Родители “вежливо, но твердо” отказываются. В связи с этим Уполномоченный по здравоохранению Филадельфии Роберт Росс звонит городскому юристконсульту Чариз Лилль, которая затем звонит судье по семейным делам Эдварду Саммерсу, и тот выдает экстренный ордер на госпитализацию мальчика.
Изменено: Жозефа - 27.12.16 14:30
Воскресенье, 17 февраля 1991

Против желания родителей Дэниел Кирн госпитализируется в детскую больницу Святого Кристофера. “Это было сделано довольно мирно”, - говорит Росс. Позже в тот же день, родители второго ребенка, 2-летней Бьянки Карпена, также получили рекомендации отправить их дочь в отделение экстренной медицинской помощи. Поскольку семья Карпена “не хотела, чтобы кто-то забрал от них ребенка” они согласны сделать это сами. Но когда в отделении врач говорит им, что Бьянка нуждается в стационарном лечении, они отказываются. Второй судебный ордер получен, и Бьянку госпитализируют.
Росс вспоминает один наглядный момент: “Итак, я иду в дом, последний в моем списке, и бабушка открывает дверь. Родители оба на работе. В моем списке девять детей. Я вхожу, и большое количество детей прыгают вокруг меня, играют или читают. Но я вижу только восемь детей. Я спрашиваю, где девятый ребенок. Бабушка говорит мне, что девочка находится наверху, смотрит телевизор и она в порядке. Я спросил, не будет ли бабушка против, если я посмотрю на ребенка. Она говорит, что она не против, и ведет меня за собой наверх.
Малышка полулежит на подушках перед телевизором: кожа пепельно-серого цвета, бледная, липкая, глаза стеклянные, она часто дышит и не очень откликается на обращенную речь.
Она выглядит ужасно. Я спускаюсь вниз, чтобы позвонить судье, и бабушка пытается физически удержать меня от набора номера на телефоне. Она кричит на меня: «Разве ты не веришь в силу Господа! Разве ты не веришь, что Иисус исцеляет всех! Ваша медицина не может ей помочь!». Она кричит мне это в ухо, пока я разговариваю с судьей. Судья дает ордер, приехали парамедики, погрузили ребенка в машину скорой помощи и увезли в больницу Св. Кристофера, где было диагностировано воспаление легких. На следующее утро я хотел посмотреть как у неё идут дела и отправился в эту больницу в отделение интенсивной терапии. Девочка выглядит лучше на 100%. Хотя у нее на лице маска, через которую подается кислород, но цвет лица хороший и она в сознании.
Когда я увидел родителей, я ожидал услышать от них : «спасибо, она выглядит намного лучше сегодня». Но все, что я получил, это пристальные ледяные взгляды».

Эпидемия кори в Филадельфии находится в разгаре. За этот период в детской больнице Филадельфии 82 ребенка поступали в отделение неотложной помощи и 28 были госпитализированы.
В больнице Св.Кристофера, которая ближе всего к домам прихожан церкви, уже 250 детей поступили в отделение неотложной помощи и каждую неделю госпитализировали по 3 ребенка. Росс и его команда посетили восемьдесят семей и обследовали почти 500 детей. Большинство детей или выздоровели или выздоравливают. Но некоторым еще предстоит заболеть. «Будут еще случаи смерти от кори в Филадельфии», - говорит Росс.

Во время этих событий Роберт Росс вынужден стоять лицом к лицу со своими собственными религиозными убеждениями.
“Все это происходило в то время, когда я был действительно не в ладах с религией”, - отмечает он. “Я вырос католиком, и религия всегда была важной частью моей жизни. Но с началом учебы в мед.институте и далее примерно в течение десяти лет я перестал ходить в церковь и стал отдаляться от веры, в которой вырос. Когда церковь Скинии веры оказалась в центре внимания в связи со вспышкой, я обнаружил, что одновременно и раздражало меня в её руководителях, и, как ни странно, внушало трепет в отношении прочности их убеждений. Вот бы мне толику такой веры в высшие силы, которую имели эти люди”. По иронии судьбы, в разгар эпидемии Росс заходил в церковь: “я помню, как после второй или третьей смерти ребенка от кори я ходил в католическую церковь недалеко от мэрии. Я сел на переднюю скамью. Это был первый раз за очень долгое время, когда я пришел в церковь. Я молился и просил указать мне путь, потому что я чувствовал себя таким потерянным. И я помню чувство духовной умиротворенности в этот момент. Я еще подумал, как странно, что этих детей привела к смерти эта нетленная, непоколебимая вера, против которой мы как раз боролись. Но в тот момент я нуждался в определенной дозе духовности, которая дала бы мне вдохновение и помогла мне понять, что же делать дальше.”

Вторник, 19 февраля 1991

Судебный ордер получен на госпитализацию двух девочек в возрасте одного года и девяти лет, у которых диагностирована коревая пневмония. И еще четверо детей были госпитализированы по решению суда. Люди опасаются ехать в Филадельфию. Две школы из ближайших пригородов отменяют поездки в город.
Изменено: Жозефа - 28.12.16 14:38
Четверг, 21 февраля 1991

Под осадой прессы и общественности преподобный Райнерт делает заявление. Он признает, что ситуация со смертностью от кори среди его прихожан была “несколько изматывающей”. Но он уверен, что вера членов церкви стала еще сильнее. “Произошло настоящее очищение наших рядов”, - говорит он. “Все четверо похорон были полностью оплачены. Вот как наши люди стоят плечом к плечу”.
Эпидемия кори в Филадельфии привела к финансовым потерям. “Каждый человек в нашем отделе работал в дополнительно время, даже в выходные и праздничные дни”, - говорит Роберт Левенсон, руководитель отдела контроля заболеваний Департамента здравоохранения. Имеются сверхурочные часы работы, заполнены ранее пустовавшие ставки, запрошена помощь у Ассоциации участковых медсестер Филадельфии, напечатано 50000 образовательных брошюр, в попытке остановить вспышку каждую неделю прививались сотни детей-дошкольников. Штат Пенсильвания перечислил $100000 в федеральные фонды для сохранения работы городских поликлиник по субботам. Но чиновники системы здравоохранения знают, что если дети в церкви Скинии веры и в евангельской церкви останутся непривитыми, то они все еще в опасности. В городе также нарастает усталость от попыток предотвратить смертность ежедневными посещениями домов. Чиновники готовы сделать последний шаг—заставить прививать детей против воли их родителей.

Преподобный Райнерт и его прихожане, вероятно, были удивлены, узнав, что в результате принятия двух важных постановлений Верховного Суда Соединенных Штатов, государство имеет законное право заставлять людей делать прививки во время эпидемий.
В начале 1900-х годов эпидемия оспы охватила город Кембридж, штат Массачусетс. Комитет здравоохранения города обратился к гражданам, чтобы те привились против оспы; если они этого не сделают, они должны будут заплатить пять долларов штрафа. Хеннинг Якобсон, лютеранский священник, полагая, что Бог защитит его, отказался и прививаться и платить. Его дело в конце концов пошло в Верховный Суд США, где он проиграл. “Свобода, гарантированная Конституцией Соединенных Штатов”, - написал член Верховного Суда Джон Маршалл Харлан, “не означает абсолютного права быть полностью свободным от ограничений. Есть множество ограничений, которым каждый человек неизбежно подвергается ради общего блага. Общество, основанное на верховенстве того, что каждый сам себе закон, скоро столкнется с анархией и беспорядком”.

Семнадцать лет спустя Верховный Суд США пересмотрел свое постановление в деле «Якобсон против штата Массачусетс». В начале 1920-х годов, после отказа прививаться против оспы, Розалин Зюхт была исключена из средней школы в городе Сан-Антонио, штат Техас. Как и Хеннинг Якобсон, семья Зюхт также дошла до Верховного Суда. Разница между случаями Зюхт и Якобсона была в том, что, в отличие от Кембриджа, город Сан-Антонио не находился в условиях разгара эпидемии оспы. Поэтому риск для Розалин заразиться оспой был невелик. Тем не менее, Верховный Суд оставил в силе предыдущее постановление.
И все. Верховный Суд США выносил решение по вопросу использования религии в качестве оправдания отказа от вакцинации дважды; оба раза суд вынес решение в поддержку права государства принуждать к вакцинации. Сами штаты могут, однако, принимать законы, которые игнорируют эти решения Верховного Суда. В течение 1960-ых и 1970-ых годов некоторые родители оспаривали вплоть до верховных судов Штатов, что их Первая поправка дает им право свободно исповедовать религию и это должно включать право отказываться от вакцинации.
Каждый раз как они проигрывали, суд постановлял, что поскольку штат просит каждого жителя быть привитым, родители не должны преследоваться по религиозному признаку; ко всем религиям нужно относиться одинаково.
В середине 1960-х годов, однако, открылась дверь. 20 июня 1966 законодатели штата Нью-Йорк в результате голосования 150 к 2, приняли законопроект, требующий вакцинации против полиомиелита для поступления в школу. Двое голосовавших против были обеспокоены оговоркой, в которой допускалось исключение для родителей, чья религия запрещала прививки — пункт, который был добавлен из-за успешного лоббирования секты, называющих себя «Христианские Ученые». Таким образом, появился государственный закон, который позволил родителям отказаться от вакцинации на основе религиозных убеждений.

Что предполагалось, то и случилось. Спустя несколько лет вспышка полиомиелита в школе при церкви «Христианских Ученых» привела к параличу у 11 детей. Так как при полиомиелите паралич развивается у менее чем 1% из зараженных — и потому что 128 детей посещали эту школу — вполне вероятно, что каждый ребенок в школе был инфицирован вирусом полиомиелита. Местный медицинский чиновник написал: “я глубоко обеспокоен тем, что внедрение профилактических мер, имеющих задокументированные доказательства эффективности, может быть остановлено родителями во имя религиозной свободы, что ставит под угрозу здоровье общества. Суды этого региона уже давно создали прецедент в деле защиты детей от безответственных деяний их родителей”.
Закон штата Нью-Йорк все изменил. Теперь родители могли утверждать, что их дискриминируют и заставляют прививаться потому, что они не являются последователями религиозного направления «Христианские Ученые». Как следствие, сорок один штат стал предоставлять религиозные « льготы» для отказа от вакцинации. Штат Пенсильвания - один из них. Поэтому, когда уполномоченный по здравоохранению Филадельфии Роберт Росс и мэр Уилсон Гуд пытались заставить членов церкви Скинии веры и членов евангелистской церкви прививаться против кори, те бежали сломя голову в суды и требовали исполнения постановлений, которые содержались в правовых документах в течение уже более чем десяти лет.
Изменено: Жозефа - 28.12.16 14:38
Среда, 27 февраля 27 1991

Мэр Уилсон Гуд направляется в городской юридический офис чтобы получить судебное решение на принудительную вакцинацию детей. “У нас умирают дети, - говорит Гуд, - и все возможные шаги должны быть предприняты для предотвращения дальнейшей гибели людей”.
Гуд переходит от обязательной вакцинации к принудительной. Обязательная вакцинация требует от людей привиться или заплатить какую-то общественно приемлемую цену, например штраф (как в случае Хеннинга Якобсона), или быть исключенными из школы (как в случае Розалин Зюхт). Принудительная вакцинация, в свою очередь, требует от людей делать прививки, хотят они этого или нет. До этого момента в 250-летней истории Соединенных Штатов еще ни один ребенок не был привит против воли его родителей. “Насколько я могу судить, - говорит Уильям Аткинсон, руководитель группы надзора за корью, присланной CDC, “это создание прецедента”. Преподобного Райнерта всё это ужасает. “Это преследование”, - говорит он. “Мы по-прежнему привержены Богу, привержены высшей справедливости Вселенной”.

Пятница, 1 марта 1991

Преподобный Райнерт просит адвокатов из американского Союза гражданских свобод (АСГС) представлять его церковь в борьбе против обязательной вакцинации. В случае АСГС, Райнерт выбирает организацию, которая имеет долгую историю представительства в суде противоречивых и непопулярных ситуаций.
Например: в 2009 году АСГС штата Флорида подал иск от имени родителей детей из благотворительной школы, отстаивающих свое Конституционное право носить в школу футболки с надписью “Ислам – От Дьявола”. Саид Хан, президент Ассоциации мусульман Северной и Центральной Флориды, был расстроен из-за этих футболок и был удовлетворен, когда школа запретила ученикам их носить. Юристы из АСГС, однако, взялись представлять учеников в суде, заявляя Хану, что хотя они и не согласны с тем, что написано на футболках, они поддерживают право учеников высказывать свою точку зрения. “Мы обеспокоены тем, что в связи с данным иском эти футболки будут разрешены”, - сказал Хан. “Некоторые из родителей-мусульман, выступавших на школьном Совете, сказали, что их дети просыпались в середине ночи, не могли уснуть и спрашивали "Почему они не любят нас?’”. АСГС выиграл право учащихся носить эти «футболки ненависти» в школе.

В 2007 году, АСГС отстаивал право Ширли Фелпс-Ропер протестовать на кладбище. Фелпс-Ропер была членом одной из баптистских церквей в Канзасе, которые верили, что Бог наказывает Америку за грех гомосексуализма. Наказание, которое Бог избрал по мнению Фелпс-Ропер, была гибель американских солдат. “Хотя мы не согласны с заявлением, что терпимость к геям испортила Америку”, сказал Энтони Ротерт, юридический директор АСГС Восточного Миссури, “правительство не должно заставлять молчать тех, кто произносит слова, которые мы не хотим слышать”. АСГС выиграл дело, и Фелпс-Ропер продолжила срывать процесс похорон, включая похороны солдат, недавно погибших в Ираке.

Наиболее известный случай, это как в 1977 году АСГС отстаивал право национал-социалистической партии Америки (неонацистской группы, основанной в Чикаго) пройти маршем по улицам г.Скоки, штата Иллинойс: города, который со времен Второй Мировой Войны стал центром Чикагского еврейского сообщества, включая многих людей, переживших Холокост. АСГС тогда выиграл, апелляционный суд штата Иллинойс заявил, что антисемитский марш и публичная демонстрация нацистской свастики были в рамках свободы слова.
Склонность АСГС браться за возмутительные случаи высмеивалась. В 2003 году интернет-сайт юмористических новостей "The Onion" написал статью под названием “АСГС защищает право нацистов сжечь штаб-квартиру АСГС”.

Когда преподобный Райнерт попросил АСГС Пенсильвании защищать право его церкви на отказ от прививок — право, которое было предоставлено по закону штата — все считали, что юристы АСГС бросятся на его защиту. Но АСГС отказался. “Свобода вероисповедания, конечно, имеется, как утверждают родители,” сказала Дебора Леви, исполнительный директор Филадельфийского отдела АСГС, “ но есть также конкурирующее требование, что родители не имеют право мучить своих детей. Я не думаю, что здесь мы отошли от наших принципов”. С ней согласился Джим Кроуфорд, председатель правления Филадельфийского отдела АСГС. “Мы просто не хотим оказаться в положении, когда городские власти должны позволить детям получить что-то хорошее, а дети заболеют до того, как город получит право вмешаться”.
Понедельник, 4 марта 1991

Судья по семейным делам Эдвард Р. Саммерс дал городским чиновникам постановление, позволяющее игнорировать закон штата по отказу от вакцинации по религиозным убеждениям.
Шесть детей, чьи родители являются членами церкви Скинии веры, временно будут переданы под опеку суда и будут привиты против кори. Саммерс постановляет привить детей в течение недели.
Джером Балтер, юрист, предоставленный родителям, оспаривает это решение.
Балтер говорит, что “их исцеление зависит от их веры; они верят, что так и надо делать со своими детьми”. С другой стороны, Росс, уполномоченный по вопросам здравоохранения, уже устал гоняться по городу за больными детьми, предпочитая защитить их от болезни, а не ждать пока они заболеют и их надо будет лечить. И он больше не доверяет родителям из церкви Скинии веры. “Ни один из них не позвонил нам сказать, что их дети заболели, - говорит он. “В каждом случае мы должны были ходить по домам, обзванивать и посещать их. И, откровенно говоря, это не выход. Я просто не хочу дать им заболеть. Это не то, чему я учился в медицинском институте”.

Пятница, 8 марта 1991

Судья Государственного высшего суда Винсент А. Чирилло знает об обжаловании постановления Эдварда Саммерса о принудительной вакцинации. И снова Джером Балтер является представителем родителей; Шон Лейси является общественным защитником, представляющим интересы детей. Чирилло, бросив взгляд на лицо Лейси, останавливает процесс. “Вы больны?” - спрашивает он. Лейси только что получил записку о том, что 20-месячный Джеймс Джонс, чьи родители принадлежат к церкви Скинии веры, умер в 9:30 утра. Мать сказала врачам, звонивших ей домой, что сын здоров; но отец позже признался, что у мальчика была высокая температура и сыпь. Как оказалось, у ребенка был коревой энцефалит. К тому времени, как он был доставлен в больницу, его мозг был мертв.
Джеймс Джонс был пятым ребенком среди прихожан церкви Скинии веры, умершим от кори.
Известие о его смерти останавливает слушанья. Балтер временно прекращает свой доклад с аргументацией отказа от вакцинации. Когда он продолжает, он говорит, что родители сейчас желают, чтобы их детей обследовали и госпитализировали, пока им нет надобности прививаться. Балтер подразумевает, что лечение так же хорошо, как профилактика; аргумент, уже опровергнутый событиями предыдущих двух недель.
В течение часа судья Чирилло оставляет жалобы без удовлетворения и выдает постановление на вакцинацию шестерых детей. Судья хвалит родителей за “приверженность Библии” и называет их “хорошими людьми”, но в конце концов он постановляет, что религиозные свободы не являются абсолютными.
Балтер просит Верховный Суд штата признать недействительным постановление Чирилло, но суд отказывает.
Уполномоченный по вопросам здравоохранения Роберт Росс вводит коревую вакцину шести детям, это происходит в месте, информация о котором не раскрывается. Присутствуют родители, бабушки, дедушки и церковные старейшины. Каждый из участников характеризуется как “полностью взаимодействующий”.

Пятница, 15 марта 1991

Судья по семейным делам Эдвард Саммерс дает распоряжение о втором этапе вакцинации детей, посещающих школу при церкви Скинии веры. Адвокаты родителей не протестуют. “А зачем?” - говорит Балтер. “Создан прецедент. Я не думаю, что какой-либо суд даст другой ответ”.
Изменено: Жозефа - 29.12.16 13:32
Пятница, 7 июня 1991

Эпидемия кори в Филадельфии идет на спад. “Обычно случаи кори характерны для конца зимы и начала весны”, - говорит Роберт Левенсон, руководитель городского отдела по контролю заболеваний. “Когда приходит весна и теплая погода, болезнь исчезает”. Преподобный Райнерт имеет другое объяснение. Игнорируя тот факт, что почти все его прихожане заразились корью, некоторые были госпитализированы или даже умерли — и что смертность от кори в его приходе была астрономической — он утверждает, что, в конце концов, вера в Господа позволила оставшимся детям выжить. “Мы верим, что Бог дал нам свою милость”, - говорит он.


Четверг, 3 декабря 1992

Почти через два года после того, как вспышка кори в Филадельфии закончилась, специалисты из CDC представили свой окончательный доклад.
Прихожане церкви Скинии веры и евангелистской церкви Филадельфии оказались в центре эпидемии, пострадало более 1400 человек. Среди прихожан церкви 486 человек заболели и шесть умерли от кори. Среди людей, которые не были прихожанами этих церквей, 938 человек заболели и трое умерли. Все девять умерших были дети. Так как люди не были привиты, скорость распространения кори среди прихожан церкви была в тысячу раз выше, чем в окружающем их сообществе.
В 2013 году специалисты CDC идентифицировали 13000 детей, чьи родители решили не прививать их по религиозным соображениям. Учитывая степень недоучета и изолированное проживание некоторых из этих религиозных групп, фактическое число детей в группе риска, скорее всего, намного больше.
Страницы: 1
Развернуть блок