Реклама
Реклама
Реклама
Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Форум » Медицинское право » Судебная практика по делам в сфере здравоохранения
Страницы: 1
RSS
ГРАЖДАНСКОЕ. Туберкулез. Квоты., Проблема самостоятельного выбора пациентом мед. учреждения при направлении за счет бюджетных средств на лечение

РЕШЕНИЕ




Октябрьский районный суд г.Калининграда в составе:
председательствующего судьи Г., при секретаре  Ф., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Г. к Калининградскому областному противотуберкулезному диспансеру, Министерству здравоохранения Калининградской области о возложении обязанности устранить нарушения законодательства, провести лечение, направить на лечение в независимое медицинское учреждение в г.Москве, компенсации морального вреда,
УСТАНОВИЛ:
Г. обратился в суд с требованиями к Калининградскому областному противотуберкулезному диспансеру (КОПТД), Министерству здравоохранения Калининградской области о возложении обязанности устранить нарушения в области охраны здоровья и госпитализировать его на основании направления от Д.М.Г, обязать провести консилиум специалистами Калининградской области в связи с наличием противоречий в необходимости оперативного вмешательства и отсутствием гарантий положительного исхода, направить его на лечение в независимое учреждение г.Москвы, компенсации морального вреда - 5000 руб., мотивировав их следующим. Страдая заболеванием - туберкулез легких, Д.М.Г истец получил направление у лечащего врача направление на госпитализацию в Калининградский областной противотуберкулезный диспансер. Однако в такой госпитализации ему было отказано и предложено лечение в стационаре на дому, что не может быть признано обоснованным. Кроме того, КОПТД не имеет необходимой лицензии на оказание медицинской помощи больным туберкулезом. Квалифицированное лечение получить в КОПТД невозможно также вследствие плохого питания и бытовых условий в больнице, отсутствия диагностического оборудования, а также отсутствия необходимых специалистов - стоматолога, кардиолога и других.
Впоследствии истец изменил свои требования в части, просил вместо требований о возложении обязанности устранить нарушения в области охраны здоровья и госпитализировать его на основании направления от Д.М.Г, обязать КОПТД устранить нарушения в области охраны здоровья и обязать провести его лечение в применением интенсивной терапии и инфузионной терапии. В остальной части требования поддержал в полном объеме.
В судебном заседании истец уточненный иск поддержал, указав, что он требования о возложении обязанности по госпитализации на основании направления от Д.М.Г не поддерживает. Пояснил, что он в 2008 году находился на стационарном лечении в КОПТД, ему проводилась интенсивная терапия при которой были получены положительные результаты, положительная динамика, однако ответчиком не было продолжено данное лечение. В связи с изложенным полагает, что ему должна быть продолжена интенсивная терапия, а оперативное вмешательство, назначенное ответчиком, не дает гарантий положительного результата. Просил обязать ответчиков направить его на лечение в независимое учреждение г.Москвы, поскольку ФГУ «Санкт-Петербургский НИИФ Росмедтехнологий» он не доверяет. 5000 рублей морального вреда просил взыскать с КОПТД, поскольку по вине данного ответчика он безрезультатно ездил на лечение в ФГУ «СПб НИИФ Росмедтехнологий», где его не приняли, поскольку ответчик - КОПТД, не провел предоперационный курс стационарного лечения.
Представитель ответчика - главный врач КОПТД Г. иск не признал, указав, что больной Г. длительное время страдает туберкулезом легких, который имеет устойчивость к противотуберкулезным препаратам. При таком течении заболевания и реальном состоянии больного единственно возможной перспективой лечения является оперативное вмешательство. Г., согласившись пройти данный вид высокотехнологичного лечения в ФГУ «СПб НИИФ Росмедтехнологий», был направлен в указанное учреждение за счет бюджетных средств. Вины диспансера в том, что он не был принят на лечение в указанное учреждение в 2009 году, нет, поскольку подготовка к лечению была проведена, направлен в ФГУ «СПб НИИФ Росмедтехнологий» больной был после вызова из указанного учреждения, где были изучены медицинские документы Г. В настоящее время КОПТД исчерпал все имеющиеся возможности лечения такой формы туберкулеза, которой страдает истец, однако от высокотехнологичного лечения он отказывается, поэтому ему предложено принимать препараты, привозимые работником диспансера на дому - стационар на дому, поскольку повторное лечение в условиях стационара неэффективно.
Представитель Министерства Здравоохранения Калининградской области Г. исковые требования к министерству не признала, указав, что требования Гладкого Н.Н. о направлении его на лечение в медицинское учреждение г.Москвы за счет бюджетных средств не основано на положениях действующего законодательства. Так, Калининградская область является зоной курации ФГУ «СПб НИИФ Росмедтехнологий», согласно Приложению к Приказу Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию, в связи с чем денежные средства на высокотехнологичное лечение из бюджета, за счет которых Г. был направлен на госпитализацию в указанное учреждение, распределяются именно в данный институт.
Выслушав стороны, исследовав материалы дела, суд пришел к следующему.
В ходе судебного разбирательства установлено, что Г. длительное время страдает заболеванием - туберкулез легких. Согласно диагнозу, установленному медицинским консилиумом ( л.д.101) у больного Г. фиброзно-кавертозный туберкулез левого легкого МБТ=МЛУ НSRЕК Сар.Туберкулезный спондилит L2-L3.
Заявляя требования о возложении обязанности на КОПТД устранить нарушения в области охраны здоровья, провести его лечение в применением интенсивной терапии и инфузионной терапии, истец ссылался на то, что в настоящее время ему не оказывается надлежащая медицинская помощь ответчиком. Ранее, когда проводилось названное лечение, был достигнут положительный эффект, поэтому полагает, что необходимо продолжать указанное лечение. Показанное же ему оперативное вмешательство, не может дать гарантий положительного исхода лечения.
В соответствии со ст. 7 ст.13 Федерального Закона «О предупреждении распространения туберкулеза в РФ» оказание противотуберкулезной помощи больным туберкулезом гарантируется государством и осуществляется на основе принципов законности, соблюдения прав человека и гражданина, общедоступности в объемах, предусмотренных Программой государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи. Противотуберкулезная помощь оказывается гражданам при их добровольном обращении или с их согласия, за исключением случаев, предусмотренных статьями 9 и 10 данного Федерального закона и другими федеральными законами. Лица, находящиеся под диспансерным наблюдением в связи с туберкулезом, и больные туберкулезом обязаны: проводить назначенные медицинскими работниками лечебно-оздоровительные мероприятия; выполнять правила внутреннего распорядка медицинских противотуберкулезных организаций во время нахождения в таких организациях; выполнять санитарно-гигиенические правила, установленные для больных туберкулезом, в общественных местах.
Доводы Г. о неправильно проводимом лечении его заболевания ответчиком, требующие специальных познаний в области медицины, проверены судом ( л.д. 182-190). Согласно выводам, полученным в результате судебно-медицинской экспертизы, проведенной в рамках настоящего дела, консервативное лечение Г. в период с Д.М.Г по Д.М.Г проводилось в соответствии с приказом Минздравсоцразвития №, несмотря на допущенные Г.. многократные нарушения госпитального режима. В период же с Д.М.Г по Д.М.Г осуществлено полное стационарное лечение больного в порядке подготовки к высокотехнологичному лечению, однако от перевода в НИИ фтизиатрии больной отказался.
Оперативное лечение показано Г., согласно выводам эксперта, обоснованно, поскольку левое легкое полностью цирротически изменено и минимально участвует в выполнении дыхательной функции. При этом имеющиеся в нем образования являются не только источником внешнего выделения микобактерий, обсеменения окружающего пространства, возможного заражения других людей, но и являются источником эндогенного обсеменения правого легкого больного, возможно и других его органов.
Также эксперт указал, что лечение, проводимое Г. в КОПТД, на которое он ссылается в исковом заявлении, имело кратковременный эффект, и при переходе на режим домашнего стационара, у больного вновь появилось бактериовыделение. Хирургическое лечение - единственный метод, способный остановить прогрессирование туберкулезного процесса у данного больного.
Учитывая изложенное, суд приходит к выводу, что безоперационное лечение не приводит к устойчивому прекращению бактериовыделений у больного Г., уничтожения очага таких выделений не происходит, лечение в режиме стационара не дает устойчивого положительного эффекта. Таким образом доводы представителя КОПТД о том, что постоянное нахождение Г. в режиме стационара с беспрерывной терапией, не приведет к положительном эффекту, поскольку после прекращения терапии, больной вновь возвращается к прежнему состоянию, являются обоснованными.
Более того, из материалов дела следует, что ранее Г. неоднократно нарушал режим стационара,Д.М.Г был госпитализирован, однако покинул стационар, в нарушение положений ст.13 Федерального Закона «О предупреждении распространения туберкулеза в РФ».
В связи с указанными обстоятельствами, учитывая, что от получения высокотехнологичной медицинской помощи в ФГУ «СПб НИИФ Росмедтехнологий» Г.. отказывается, суд приходит к выводу, что врачами КОПТД обоснованно рекомендовано лечение больному в стационаре на дому.
Указанный вид медицинской помощи предусмотрен приложением № к приказу Министерства Здравоохранения по Калининградской области № от Д.М.Г, согласно которому целью организации противотуберкулезного стационара на дому при амбулаторно-поликлинических отделениях (кабинетах) специализированных противотуберкулезных учреждений и подразделений, противотуберкулезных кабинетах лечебно-профилактических учреждений муниципальных образований является создание благоприятного, щадящего режима лечения больных туберкулезом, отказавшихся от госпитализации в круглосуточный стационар или неоднократно выписанных из него за злостные нарушения лечебного режима и нуждающихся в медико-социальном наблюдении. Стационар на дому организуется в тех случаях, когда невозможны другие формы лечения больного туберкулезом (круглосуточный стационар, стационар дневного пребывания). В исключительных случаях допускается организация стационара на дому для нетранспортабельных больных туберкулезом - бактериовыделителей при условии отсутствия в туберкулезном очаге детей и подростков. Отбор больных для лечения в стационаре на дому проводится заведующими (врачами) противотуберкулезных кабинетов, противотуберкулезными отделениями и диспансерами по представлению участковых врачей-фтизиатров.
При этом, как пояснил представитель ответчика, лечебное учреждение не отказывает в госпитализации истца и в лечении, более того, ему и в настоящее время было предложено стационарное лечение в виде подготовки к операции, от чего истец отказывается. Стационарное же лечение на дому, Г. было предложено, поскольку главный вид медико-социальной помощи больному, при отсутствии его согласия на оперативное лечение, является прием медикаментов и его изоляция, в том числе и от других больных, которые могут заразиться видом бактерий, которые выделяются у Г.
Что же касается бытовых условий в КОПТД, то из материалов, представленных в суд Управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Калининградской области (л.д. 35-70) и сообщения и.о. министра здравоохранения Калининградской области (л.д.19-20) следует, что финансирование деятельности ГУЗ «Областной противотуберкулезный диспансер» производится за счет средств областного бюджета, медицинские услуги и содержание больных в стационаре, а также благоустройство помещений больницы производится в пределах выделяемых на данные нужды денежных средств. Выявленные нарушения были устранены, виновные лица привлечены к административной ответственности. Лицензия на осуществление медицинской деятельности учреждением получена. Более того, находясь в стационаре на дому, больной Г. имеет возможность обеспечить себе комфортные условия и питание по своему усмотрению.
Таким образом, учитывая установленные по делу обстоятельства, суд приходит к выводу, что действиями ответчика права больного на медицинскую помощь нарушены не были, оснований для возложения обязанности на КОПТД устранить нарушения в области охраны здоровья и обязать провести его лечение в применением интенсивной терапии и инфузионной терапии, не имеется.
Свои требования о направлении его за счет бюджетных средств на лечение в независимое учреждение г.Москвы, Г. обосновал недоверием к ФГУ «СПб НИИФ Росмедтехнологий». Однако каких-либо обоснованных и подтвержденных доказательствами фактов ненадлежащего лечения в указанном учреждении, отсутствии возможности получить необходимое полноценное лечение там, истцом не представлено.
Согласно направлению № (л.д.103), Г. был направлен на госпитализацию в вышеназванное учреждение за счет бюджетных средств.
Порядок оказания высокотехнологичной помощи в 2008 году предусмотрен Приказом Минздравсоцразвития РФ от Д.М.Г №, согласно которому ФГУ «СПб НИИФ Росмедтехнологий» включен в перечень медицинских учреждений, оказывающих высокотехнологичную помощь гражданам за счет средств федерального бюджета. Аналогичный порядок предусмотрено для оказания высокотехнологичной помощи жителям Калининградской области, страдающим туберкулезом в 2009 году предусмотрен Приказом Минздравсоцразвития РФ от Д.М.Г №
При этом направление на лечение за счет средств бюджета осуществляется в рамках выделяемых квот. Поскольку квоты на лечение жителей Калининградской области, относящейся к Северо-Западному федеральному округу, выделяются для лечения в указанном учреждении, оснований для возложения обязанности на ответчиков направить Г. на высокотехнологичное лечение в какое -либо иное учреждение, в том числе и в г.Москву, за счет бюджетных средств, не имеется. При этом Г. не лишен возможности получать лечение, в том числе и высокотехнологичное за свой счет в любых медицинских учреждениях России и других государств.
Необходимость же проведении стационарного лечения, о чем указано в письме зам.директора по науке ФГУ «СПб НИИФ Росмедтехнологий», вытекает из сложившейся практики. Более того, направление на лечение выдано Г. после изучения специалистами НИИ медицинской документации и предоставления из НИИ вызова на получение высокотехнологичного лечения, что подтверждено соответствующим письмом ( л.д.8 8) .
При таком положении нарушений закона при направлении на госпитализацию в ФГУ «СПб НИИФ Росмедтехнологий» ответчиками не допущено.
Согласно положениям ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.
Установленные по делу обстоятельства свидетельствуют об отсутствии нарушений неимущественных прав истца со стороны ответчиков, в связи с чем, оснований для взыскания с ответчика в пользу истца денежных средств в счет компенсации морального вреда нет.
На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-197,199 ГПК РФ, суд,
                                             РЕШИЛ:
В удовлетворении иска Г. к Калининградскому областному противотуберкулезному диспансеру, Министерству здравоохранения Калининградской области о возложении обязанности устранить нарушения законодательства, провести лечение, направить на лечение в независимое медицинское учреждение в г.Москве, компенсации морального вреда отказать.
Решение может быть обжаловано в Калининградский областной суд через суд Октябрьского района г. Калининграда в течение 10 дней с момента изготовления мотивированного решения.
Изменено: Erythema - 11.04.14 16:46
Страницы: 1
Развернуть блок