Реклама
Реклама
Реклама

Витамины: вопросы добра и зла

Филадельфия — В прошлом месяце Кэйти Пэрри поделилась секретом своего здоровья со своими 37 миллионами подписчиков в Твиттере: «Это все оттого, что я принимаю добавки и витамины LYFE!», - написала поп-звезда, и опубликовала свою фотографию с мешком таблеток. Однако существует факт, мимо которого прошла Кэйти. 
Слово «витамин» - производное от латинского “vita” - то есть жизнь, - и витамины нужны организму, чтобы превращать пищу в энергию. Когда человек не получает достаточно витаминов, он может заболеть цингой или рахитом. Вопрос не в том, нужны ли витамины людям - понятно, что нужны. Вопрос в том, сколько витаминов нужно человеку, и получает ли он их достаточно с пищей. 

Эксперты-диетологи уверены в том, что людям нужны витамины в дозе, не превышающей рекомендованной ежедневной потребности – то есть того количества, которое содержится в обычной пище. Производители витаминов считают, что обычная пища не содержит достаточного количества витаминов, да и вообще – больше – значит лучше. Большинство людей предполагает, что избыток витаминов, по крайней мере, не навредит. Однако оказалось, что уже много лет ученые знают, что избыток витаминов, на самом деле, может оказаться опасным. 

В исследовании, которое было опубликовано в New England Journal of Medicine в 1994 году, анализировалась группа из 29 000 финских мужчин, все они курили. Им давали либо витамин Е, либо бета–каротин, либо оба витамина, либо плацебо. Результаты исследования были ошеломляющими: те, кто принимал бета-каротин на протяжении пяти-восьми лет, имели большую вероятность умереть от рака легких или болезни сердца. 

Через два года в том же журнале было опубликовано еще одно исследование витаминных добавок. Оно включало в себя 18 000 обследованных с повышенным риском рака легких либо вследствие загрязнений окружающей среды асбестом, либо вследствие курения. Они получали комбинацию витамина А и бета-каротина либо плацебо. Авторы выяснили, что риск умереть от рака легких был выше в группе тех, кто принимал витамины, на 46%, по сравнению с теми, кто их не принимал. 

Затем, в 2004 году, увидел свет обзор 14 рандомизированных исследований из Кохрейновской базы данных, который показал, что дополнительный прием витаминов A, C, E и бета-каротина, и минерала селена, который был направлен на профилактику рака, на самом деле приводил к повышению смертности
Еще один обзор, опубликованный в 2005 году в журнале Annals of Internal Medicine, показал, что в 19 исследованиях, включавших около 136 000 практически здоровых людей, дополнительный прием витамина Е также приводил к повышению смертности. Также, в этом же году, исследование, проведенных у людей с сердечно-сосудистыми заболеваниями или сахарным диабетом, показало, что витамин Е увеличивает риск развития сердечной недостаточности. И, наконец, в 2011 году, в журнале Journal of the American Medical Association было опубликовано исследование, доказавшее связь добавок с витамином Е и повышенно риска рака предстательной железы. 

В прошлом году, вышел уже Кохрейновский обзор, который гласил: «Бета-каротин и витамин Е могут увеличивать летальность, как и высокие дозы витамина А». What explains this connection between supplemental vitamins and increased rates of cancer and mortality? The key word is antioxidants. 

Антиоксиданты и перекисное окисление липидов – это прямо аллегория битвы добра и зла. Эти процессы происходят в органеллах клетки, которые называются митохондрии, именно там происходят процессы превращения питательных веществ в энергию, и этот процесс требует кислорода (окисление). Одно из последствий окисления – образование свободных радикалов (это символ зла). Свободные радикалы могут повреждать ДНК, клеточные мембраны и выстилку артерий (эндотелий), неудивительно, что они связаны со старением, злокачественными опухолями, и болезнями сердца

Для нейтрализации свободных радикалов, организм создает антиоксиданты (они на светлой стороне). Они есть также во фруктах и овощах, это селен, бета-каротин, и витамины A, C и E. Некоторые исследования показали, что люди, которые едят больше овощей и фруктов, реже болеют раком и сердечно-сосудистыми заболеваниями, и дольше живут. Логика достаточно явная. Если фрукты и овощи содержат антиоксиданты, и люди, которые едят эти продукты, более здоровые – то и люди, которые принимают антиоксиданты в виде пищевых добавок – тоже здоровее. Но, увы, это не сработало. 

Вероятное объяснение заключается в том, что свободные радикалы – это не такое уж и зло, как считается (на самом деле они нужны для уничтожения бактерий и новообразованных раковых клеток). И когда люди принимают высокие дозы синтетических антиоксидантов в форме витаминов, нарушается баланс между образованием и распадом свободных радикалов, и возникает неестественное состояние, при котором иммунная система уже не может убивать «захватчиков» - опухолевые клетки и микробов. Исследователи называют это «парадоксом антиоксидантов»

Поскольку исследования больших доз пищевых добавок с антиоксидантами не доказали эффективность их применения, то организации, ответственные за сохранение и поддержание общественного здоровья, не рекомендуют такие препараты здоровым людям. 
Но почему же мы об этом не знаем? Почему Администрация по лекарствам и пищевым продуктам (Food and Drug Administration) не убедилась в том, что мы точно знаем об опасности пищевых добавок? Ответ – они не смогли, хотя явно пытались. 

Еще в декабре 1972 года, FDA забеспокоилась – люди принимали все больше и больше витаминов, и была издана директива, которая ограничила свободную продажу витаминов в дозе более 150% от рекомендованной ежедневной потребности. Вдобавок, производители таких «мегавитаминов» должны доказывать их безопасность до получения разрешения на продажу. Неудивительно, что витаминная индустрия восприняла это, как угрозу, и сделала все, чтобы отменить директиву. В конце концов, им это удалось. 

Руководители индустрии привлекли к решению их проблемы William Proxmire, сенатора от Демократической партии из Висконсина, который протолкнул законопроект, отменивший директиву FDA о запрете свободной продажи мегавитаминов. Слушания в Сенате начались 14 августа 1974 года. 

Выступая в поддержку F.D.A. Marsha Cohen, юрист из Союза Потребителей, использовала наглядный пример. Она положила перед собой восемь маленьких дынек и сказала: «Вам нужно съесть восемь таких дынь, которые богаты витамином С, чтобы получить дозу в 1 грамм. Но вот эти две маленькие таблетки, которые легко проглотить, содержат примерно столько же». Она предупредила Сенат, что если законопроект против ограничения пройдет, то: «в одной таблетке окажется столько же, если не в два раза больше витамина С, или даже в двадцать раз больше, и нет никаких гарантий безопасности такого количества». Юрист указала на Ахиллесову пяту индустрии: потребление огромных количеств витаминов неестественно, и это противоречит той рекламе, которую использует производитель. 

Еще через месяц с небольшим, законопроект сенатора прошел, с числом голосов 81 – «за», и «против» - 10. В 1976 законопроект стал законом. Десятилетия спустя, Peter Barton Hutt, ведущий советник F.D.A., написал: «это было самое сокрушительное поражение» в истории агентства. 

В результате, потребители не знают, что прием «мегавитаминов» может увеличить риск развития рака, болезней сердца и сократить им жизнь. И они не знают, что они очень долго принимали зло за добро. 

Paul A. Offit - руководитель отдела инфекционных заболеваний в детской клинике Филадельфии (Children’s Hospital of Philadelphia) и автор книги, которая скоро выйдет в печать – «Вы верите в магию? Разум и чушь в альтернативной медицине» (“Do You Believe in Magic?: The Sense and Nonsense of Alternative Medicine.”) 


Резюмируя: таким образом, у пациента возникают вопросы, а надо ли принимать витамины, и если надо, то когда. Для ответа на вопрос надо понять главный принцип -

витамины назначаются для лечения заболеваний, которые возникают из-за нехватки витаминов или их отсутствия (то есть вследствие гиповитаминоза или авитаминоза). Болезни нехватки витаминов, вопреки утверждениям продавцов (в стиле "всем не хватает") имеют яркую клиническую картину и подтверждаются лабораторными исследованиями

К счастью, сегодня мы крайне редко встречаем эти болезни (если не брать в расчет кочующие и изолированно проживающие народы Крайнего Севера). 
Есть ли ситуации, когда прием витаминов показан без лабораторных исследований? 
Да, есть. Имеющиеся на сегодня данные позволяют назвать по крайней мере 2 ситуации, когда прием витаминов оправдан для всех пациентов:
 
  • прием витамина Д для детей 
  • прием фолиевой кислоты беременными в первом триместре (последние данные позволяют предположить, что возможно в скором будущем рекомендация будет расширена и на второй триместр) 

А как же поливитамины - их так много и про них так славно рассказывает реклама? 
Надо понимать, что поливитамины (также как и многочисленные витаминно-минеральные комплексы) разрабатывались для решения абсолютно иных, немедицинских задач. Да! Их применение оправдано - но только в случаях, когда "по объективным причинам невозможно полноценное питание в течение длительного промежутка времени". Военные действия - да. Полет в космос или долгая глубоководная экспедиция - да. Лагерь беженцев из зоны чрезвычайной ситуации - возможно. Лицам, которым недоступно адекватное питание - тоже может быть. Здоровым взрослым и детям, питающимся регулярно и полноценно - нет.

Автор: PAUL A. OFFIT Автор перевода Белозерова Анна Сергеевна

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ СТАТЕЙ
ИЗМЕНЕНО: 30.10.2016 ПРОСМОТРЕЛИ: 6512
Реклама
Реклама
Реклама