Реклама
Реклама
Реклама

Беременность. Риски не оптимального веса

По результатам нового систематического обзора и мета-анализа, охватывающего более 1,3 миллиона беременностей, значения прибавки массы тела во время беременности как выше, так и ниже рекомендуемых ассоциируются с повышенным риском неблагоприятных исходов как для матери, так и для младенца по сравнению с нормальной прибавкой.  Прибавка веса ниже, чем рекомендуется современными руководствами, ассоциируется с повышением риска рождения детей с низкой массой тела (НМТ) для данного гестационного возраста и преждевременных родов (на 5% в обоих случаях) и со снижением на 2% риска рождения слишком крупных для данного гестационного возраста младенцев и детей с макросомией. Наоборот, прибавка массы во время беременности выше рекомендованной ассоциируется со снижением риска рождения маловесных детей на 3%, преждевременных родов на 2%, но при этом с увеличением риска рождения крупных детей, детей с макросомией и необходимости кесарева сечения, соответственно, на 4%, 6% и 4%. Тем не менее, авторы этого анализа предупреждают, что обсервационные данные не могут быть использованы для установления причинно-следственных связей.

В общей сложности исследователи обнаружили, что у 47% женщин в их выборке прибавка массы тела во время беременности была больше верхней границы, указанной в рекомендациях Института медицины США (IoM) 2009г., а у 23% женщин прибавка массы тела была ниже рекомендованной.

Группа ученых из Университета Монаша (Австралия) опубликовала результаты своего мета-анализа онлайн 6 июня 2017г. в журнале JAMA. В общей сложности в анализ вошли 23 исследования, из которых 18 были ретроспективными, а пять – проспективными. Десять исследований были проведены в Соединенных Штатах, восемь в Азии (четыре в Китае, два в Корее и по одному в Тайване и Японии), а пять – в Европе (по одному в Норвегии, Бельгии, Италии, Дании и Швеции). Количество участниц в одном исследовании колебалось от 1034 до 570 672 человек. В одиннадцати исследованиях оценивалась частота НМТ, в 13 работах – частота рождения крупных детей, в 11 – макросомии, и в восьми работах – частота необходимости кесарева сечения

Как уже говорилось выше, по сравнению с рекомендованными значениями прибавки массы, прибавка ниже рекомендованной ассоциировалась с более высоким риском НМТ при рождении (отношение шансов [ОШ], 1,53 [95% доверительный интервал (ДИ), 1,44 - 1,64]; абсолютное различие между рисками [АРР], 5% [95% ДИ, 4% - 6%]) и преждевременных родов (ОШ, 1,70 [95% ДИ, 1,32 - 2,20]; АРР, 5% [95% ДИ, 3% - 8%]). Ассоциация с НМТ при рождении была более выраженной у женщин с более низкими значениями индекса массы тела до беременности.

При этом у женщин с более низкими, чем рекомендуется, значениями прибавки массы тела был ниже риск рождения крупных детей (ОШ, 0,59 [95% ДИ, 0,55 - 0,64]; АРР, −2% [95% ДИ, −10% - −6%]) и детей с макросомией (ОШ, 0,60 [95% ДИ, 0,52 - 0,68]; АРР, −2% [95% ДИ, −3% - −1%]). Ассоциация с риском рождения крупного ребенка была достоверной как для женщин с исходно нормальной массой тела, так и для участниц с недостатком массы тела до беременности. Ассоциация с макросомией была наиболее выраженной у женщин с исходным недостатком веса.

Слишком низкая прибавка массы тела не оказала существенного влияния на риск кесарева сечения (ОШ, 0,98 [95% ДИ, 0,96 - 1,02]; АРР, 0% [95% ДИ, −2% - 1%]).

Наоборот, слишком большая прибавка массы во время беременности ассоциировалась с более низким риском НМТ (ОШ, 0,66 [95% ДИ, 0,63 - 0,69]; АРР, −3% [95% ДИ, −4% - −2%]) при любых значениях индекса массы тела до беременности. У женщин с более высокими, чем это рекомендуется, значениями прибавки во время беременности также был ниже риск преждевременных родов (ОШ, 0,77 [95% ДИ, 0,69 - 0,86]; АРР, −2% [95% ДИ, −2% to −1%]), но выше риск рождения крупного ребенка (ОШ, 1,85 [95% ДИ, 1,76 - 1,95]; АРР, 4% [95% ДИ, 2% - 5%]).  Выраженность ассоциации с риском наличия крупного плода увеличивалась по мере снижения исходного индекса массы тела.

Риск в этих случаях также был повышен для макросомии (ОШ, 1,95 [95% ДИ, 1,79 - 2,11]; АРР, 6% [95% ДИ, 4% - 9%]) и родоразрешения посредством кесарева сечения (ОШ, 1,30 [95% ДИ, 1,25 - 1,35]; АРР, 4% [95% ДИ, 3% - 6%]). Ассоциация с макросомией, исходя из значений ОШ, была наиболее сильной у женщин с исходным недостатком массы тела, но по АРР все эти ассоциации были достоверными. АРР для риска кесарева сечения была достоверной только для женщин с исходным недостатком массы тела.

В шести исследованиях также оценивался риск гестационного сахарного диабета, но между этими работами существовала существенная неоднородность в отношении применявшегося определения гестационного диабета, а также гетерогенность результатов с точки зрения степени превышения рекомендованной прибавки и риска развития гестационного диабета.

По оценкам авторов мета-анализа, в трех исследованиях риск искажений был умеренным, а в 20 – низким.  Причины, по которым риск искажений был признан умеренным, включали следующие факторы: регистрацию массы тела в конце беременности только со слов женщины и аналогичный подход к регистрации конечных точек (искажения при выявлении), включение в публикацию не всех конечных точек (искажения на этапе формирования отчета) и недостаточный учет одновременно действующих искажающих факторов (ошибки из-за искажений). Во всех исследованиях, за исключением четырех, авторы не сообщили о каких-либо потенциальных конфликтах интересов.

К недостаткам данного исследования можно отнести тот факт, что в мета-анализ не было включено ни одного исследования, проведенного в развивающихся странах, а также авторы не включали статьи, опубликованные не на английском языке. Некоторые конечные точки оценивались только в одном-единственном исследовании, что не дало авторам возможности выполнить мета-анализ для этого показателя. Наконец, вошедшие в эту работу данные были получены в обсервационных исследованиях, так что на их основе нельзя судить о причинно-следственных связях.

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ СТАТЕЙ
ИЗМЕНЕНО: 18.07.2017 ПРОСМОТРЕЛИ: 1682
Реклама
Реклама
Реклама